Добро пожаловать на страницу посвящённую охоте и рыбалке, экстремальному туризму и путешествиям.     
-
Сделать стартовойДобавить в закладки   
Главная страница / Туризм / автомобильный туризм /

Про Сахалин.

Разделы: Еще в рубрике:






powered by


[ регистрация ]



Поездка к сахалинским аборигенам

Автор/Редактор: Aborigen
Опубликовано: 23.01.2016

Эти события произошли весной далекого 1983-4 года на западном побережье Сахалина...

Чтобы было понятно, «Как я попал на Сахалин?» изложу короткую историю...

Сам я родом с Сибири, появился на «свет» в послевоенное время. Крестили меня родители, учился в технаре, позже уже в институте, одновременно работал. Всегда меня интересовала радио и все, что с ним было связано. Первый детекторный приемник я собрал еще в школе. Потом появилось телевидение после войны. Я сам смотрел его по первому отечественному ч-б телевизору КВН-49 через большую лупу, наполненную чистой водичкой. После «технаря» меня направили работать на Нвсб ТЦ, вначале на ПТС (передвижную ТВ станцию), затем на станцию космической связи «Орбита». Мне откровенно повезло - всегда рядом были великолепные специалисты своего дела...


Увеличить, кликни на фото

После окончания института я решил с семьей поехать на самый Дальний Восток -- Сахалин. Были и другие привлекательные по «бабкам» варианты, все-таки я был, ИМХО уже зрелым спецом. Было у кого поучится на станции «Орбита», начальником у нас был Голиков В.Ф. Значение его в развитии спутниковой и других «связей» в России неоспоримо. Все настоящие специалисты в этой отрасли со мной согласятся, Владимиру Федоровичу должно быть не стыдно за своих учеников, сейчас он уже на пенсии, иногда я с ним встречаюсь...

На Сахалине я сразу же попал на вновь строящийся объект - цех ТВ в составе ст. Орбита и мощного ТВ ретранслятора в одном из районных центров. Для молодой нашей семьи трех комнатная квартира тогда была настоящим подарком. Вначале я работал старшим инженером по эксплуатации всего ТВ комплекса. Было интересно несколько лет работать в молодом коллективе. Когда я «созрел» до начальника цеха ТВ, мне стало скучно... Захотелось проявить свои знания и профессиональный опыт в более серьезной работе. Мне не стыдно за первый (и последующие периоды работы) на Сахалине, цех ТВ в г. Томари в то время был один из самых лучших по организации ТВ и радиовещания на Сахалине. Это, смею надеяться, квалифицированная оценка представителей ОТК ГТРК Сахалин, которые приезжали к нам периодически с проверками. В техническом плане к коллективу не было никогда никаких претензий, в отличие от некоторых аналогичных цехов ТВ...


Увеличить, кликни на фото

Всегда вспоминаю с глубоким уважением Колесникова В.Р (нач. ОТК) бывшего гл. инж. ОРТПЦ (областного Радио-ТВ-Центра). Ему хватило только первого раза, чтобы убедиться, что люди в Томаринском цехе ТВ очень ответственные профессионалы и отлично знают свое дело. Скажу больше, когда он приезжал со своими контролерами в следующий раз, он просил, чтобы наши «технари» поделились опытом с представителями ОТК (его коллегами). А мы с ним запросто ехали просто на рыбалку к ближайшей речке, ловили рыбу и варили уху, болтали о «женском» и т.д. «Техучебу» сотрудников ОТК мы проводили постоянно в нашем цехе, хотя, ИМХО, полученные ими знания по повышению своей квалификации иногда очень «больно» били по нашим коллегам из других цехов. Иногда представителям ОТК было не понятно, почему качественные показатели оборудования нашего (периферийного) цеха часто были гораздо выше «столичного»... Пусть на меня не обижаются мои коллеги на эти оценки...

Субъективно могу сказать (как технарь и потом начальник цеха), что ведущими специалистами цеха у нас всегда были: В.Маркевич, К.Чжен, С.Захаров, С.Соколов, И.Кохановский и др.


Увеличить, кликни на фото

Виктор Маркевич- Один из самых толковых и грамотных спецов 2015.


Увеличить, кликни на фото

Игорь Кохановский -- Сегодня руководитель цеха ТВ г. Томари на Сахалине

Наконец, меня «выдвинули» в другой район на «повышение»...
Когда-нибудь, я подробно опишу этапы своего пути на Сахалине, не забуду и хорошее и плохое, профессионализм и подлость со стороны моих ближайших коллег и подчиненных. Особенно тех друзей, которым я всегда помогал чем мог совершенно бескорыстно...

В то время я работал уже начальником крупного (по сахалинским понятием) узла связи в одном из районов и отвечал практически за все виды связи - от почтовой и ТВ до «глушилок» вражеских голосов капиталистического мира. Партия и Правительство неустанно «заботились» о том, чтобы «тлетворное» влияние ненавистного процветающего Запада не отравляло сознание русского народа...

Вспоминаю одну из многочисленных историй в этот период...
Как-то мне пришлось выехать в самый отдаленный угол «подотчетного» района, чтобы доставить туда почту и газеты. Обычно связь осуществлялась летом по побережью Татарского пролива, зимой - «малой» авиацией. Но были периоды, когда не было никакой дороги - ни по воздуху, ни по Земле. Тогда отдельные поселки на короткое время оставались без направляющей роли КПСС - этого не могла допустить Власть... Короче, меня вызвали в ГК КПСС, «накачали» как следует ответственностью и «безответственностью» за порученный участок работы, попутно «мозги прочистили» и указали на мою политическую «близорукость». В то время я являлся членом КПСС по должности (отнюдь не по восприятию окружающей действительности). Жизнь заставила выбрать «карьерную» составляющую (иначе было никакой возможности для развития), хотя, я никогда не состоял в ВЛКСМ...

Созвонившись предварительно с директором оленеводческого совхоза п.Виахту, я выехал на Уазике до ближайшего поселка, куда еще можно было пробраться по нормальной дороге. Там меня уже ждал вездеход с трактором, а ехать нужно было еще несколько десятков км по морскому отливу. Водители этой техники на мой вопрос - почему еще к вездеходу полагается трактор, ответили, что по берегу лежит беспорядочно очень много льдин, и одному вездеходу просто не одолеть эту очень тяжелую дорогу. Так и оказалось в дальнейшем. В вездеход мы загрузили пачки с газетами и письмами. Уже несколько раз я преодолевал эту трудную дорогу на различных вездеходах, однако, мы не представляли какие трудности нам предстояло пережить в дальнейшем. Несколько км мы проехали довольно быстро, а потом началось...


Увеличить, кликни на фото

Вездеход довольно шустро выбрался на песчаный берег, я выглянул из под тента: впереди были сплошные льды, только в некоторых местах я заметил проблески воды. Кругом было полно снега, я был знаком с сахалинскими особенностями: по мокрому снегу в этот период не было никакой возможности проехать на нашем вездеходе хотя бы пару-тройку км. Мокрый снег плотно забивал трансмиссию, «гусянки»натягивались и звенели от напряжения, двигатель не справлялся с непомерной нагрузкой и глох. Хотя совсем недавно вездеход с трактором прошли этот путь, на берегу практически не было видно никаких следов.

Сразу де путь нам преградили хаотично лежащие по берегу льдины. Не было никакой возможности их объехать, поэтому приходилось трактором вначале расталкивать их немного и, только после этого вездеход показывал свои ходовые качества. Причем это было похоже на фильм ужастиков. Иногда мы просто застревали среди ледяного нагромождения и без помощи трактора не могли тронуться с места. Несколько раз срывались с ледяных айсбергов и со всего маха ударялись о землю. Казалось, вездеход вот-вот развалится на составные части, и мы навсегда останемся в этом ледяном царстве. Но отечественная техника, как ни странно, все это выдерживала и конечно, «водилы» знали свое дело просто великолепно.


Увеличить, кликни на фото

Хочу добавить, что вместе со мной была на «борту» одна пожилая женщина - бухгалтер из областного центра. Ее начальник, очевидно, очень умный, отправил в столь рискованную командировку ревизора преклонного возраста в оленеводческий совхоз. Наверняка, Он подумал: директор ни сном ни духом не подозревает о предстоящей проверке финансовой деятельности, поэтому его можно «взять голыми руками»...

Наконец, мы добрались до поселка Виахту ( Название переводится с нивхского языка, как «залив морских пиявок» или «озеро с морскими моллюсками»)... Я уже несколько раз подумал, что эта «космическая» дорога никогда не закончится, от гула мощного вездехода я почти оглох, на мою попутчицу просто нельзя было смотреть без сострадания. Ей-то зачем такие страдания в таком возрасте, если я - молодой и здоровый 35-летний мужик, уже на пределе... Но, в то славное время торжествовал только один лозунг: «Партия = наш Рулевой».

В голове у меня гудело, все тело просило отдыха, как-будто после жестокого избиения палкой. Однако нас ждал прилично накрытый стол у гостеприимных хозяев и как-то неприлично было показывать свою слабость. После небольших расспросов с обеих сторон и ужина я как убитый рухнул на кровать и проснулся только под утро. Леонид Федорыч -- директор совхоза, у которого я остановился, был уже давно на ногах и первым его вопросом было: - « Какие мои дальнейшие планы на будущее...»

Я ему сказал, что располагаю примерно неделей и надеюсь, что мы не будем сидеть дома и плодотворно его проведем. Это директора очень обрадовало, так как он планировал поехать к своим пастухам на север и отвезти им кое-что из еды, газеты которые я привез, были очень кстати тоже. На том и порешили и весь оставшийся день посвятили подготовке к предстоящей поездке.

В Виахту проживали в основном нивхи и ороки, которые занимались оленеводством и рыбалкой. Этот малочисленный народец был собран в таких небольших поселках по всему Сахалину и вымирал постепенно от голода, холода, болезней и «огненной воды» под неослабевающей заботой партии и правительства, неустанно контролирующей и регулирующей этот процесс. Аборигены Сахалина постепенно забывали, как жили их предки до прихода советской власти. Они перестали кочевать, часто их принуждали заниматься несвойственной им работой, вплоть до посадки картошки и других овощей в зоне «рискованного» земледелия.

Чтобы придать этому процессу благопристойный вид, северный народец был организован в колхоз и присматривал за полудикими северными оленями, круглый год пасущимися в тайге. Остальные люди жили в поселке и развлекались кто чем может... Аборигены получали какую-то нищенскую зарплату, обычно которая пропивалась сразу в первый же день, многие «гиляки» затем брали в кредит различные вещи в местном «шопе» (стиральные машины, холодильники, телевизоры и т.д.), которые пропивались также затем за бесценок. В общем, шел «нормальный» процесс по снижению численности этих народностей севера, впрочем, как и всего российского населения...


Увеличить, кликни на фото

История северного Сахалина.

Однако увлёкшись обзором удивительных историй казаков, мореплавателей, учёных и других людей, мы как-то уж совсем забыли про коренное население Сахалина – нивхов, айнов, эвенков и ороков. Кому как не им суждено было первыми пройти по оврагам между заливами Кету и Уркт. Неужели они не ставили здесь своих стойбищ, не кормили медведей в клетках, не пасли оленей?!

Туземцы – неприхотливые люди, хозяева этих мест, вот кто мог, и должен был построить здесь первые жилища и дать начало новому городу! Анализируя записи Штернберга, Пилсудского, Штейгмана, метрические книги и прочие документы, можно составить следующую картину жизни и быта аборигенов Северного Сахалина.


Увеличить, кликни на фото

В гостях у В.М.Санги- Вождя нивхского народа 2013

К концу XIX – началу XX века в северной части острова в основном проживали четыре туземных племени – нивхи, эвенки, уйльта и якуты.

Самое многочисленное из них – нивхи (гиляки). Они были расселены по всему острову. Жили в стойбищах на морском побережье и по берегам рек. Стойбища делились на зимние (зимники) и летние (летники). Основным типом жилища гиляков была юрта – построенный из тонкого леса сруб, помещённый в вырытую в земле квадратную яму глубиной около двух аршинов. Из тех же жердей выполнялась крыша конусоидальной формы, покрытая корьем и мхом. В вершине крыши – отверстие для выхода дыма. Вход в юрту с подветренной стороны обычно заслонялся деревянным щитом. Внутри юрты вдоль стен делались нары, в центре – домашний очаг, который давал тепло, и на котором готовили пищу.

Санитарное состояние нивхского жилища можно было оценивать как «неудовлетворительное» – всюду сажа и копоть. Ввиду того, что количество зимников гораздо меньше, чем летников, часто несколько соседних стойбищ имели общие зимники. В этом случае в юртах зимою набивалось непозволительно много народа. На нарах гиляки коротали почти всё холодное время. Здесь они спали, ели, работали и отдыхали.

Летники – это правильнее сказать, более или менее, приспособленные под жильё амбары – так называемые «цехаузы».

Основу питания, как самих нивхов, так и их собак – составляла рыба в свежем и особенно вяленом виде (юкола). Юкола – это самый главный предмет питания гиляков. Её употребляли одну, с жиром, с ягодами и т.д. Важную составляющую в их рационе представлял и нерпичий жир. Из мяса излюбленным лакомством являлась – медвежатина. Кроме того – собачатина, куропатки, чайки, гуси.

Знаменательными событиями в жизни нивхов являлись праздники, которых всего было два: «зелёный» и «медвежий». Первый праздновался в апреле (конец зимы – начало лета). Второй, о котором уже упоминалось в первой главе, происходил, когда выкормленного в стойбище медведя убивали. На этот праздник съезжалась вся округа и проходил он в торжественной обстановке.

Брак в «юридическом» понятии нивхов заключался в том, что жених (или отец жениха) был обязан выплатить выкуп (калым) семье невесты. Воля девушки при заключении брака почти не играла роли. Довольно часто бывали случаи, когда невесте – 12-16 лет, а жениху 40-60. Вообще, роль женщины в общественной жизни стойбища или юрты была чрезвычайно мала. Её дело: готовить пищу, шить одежду, грести в лодке, ну и, конечно рожать детей.


Увеличить, кликни на фото

Эвенки (тунгусы), в отличие от нивхов и айнов – кочующий народ. Их было гораздо меньше чем нивхов. Кочевали они небольшими группами, в основном, в районах восточного побережья Сахалина, в бассейнах рек Ныш, Вал, Гаромай, Пильтун, Сабо. Несколько меньше тунгусов на западном побережье – в районах рек Вияхту, Ванги, Тык и др.

Утром мы быстро собрались, вездеход был уже под окнами с полностью заправленными баками. Все в поселке уже знали, что директор сегодня вместе с одним из районных руководителей уезжает в тайгу на несколько дней, поэтому в конторе толпились, наверное, все жители этого небольшого поселка. Леонид Федорович довольно бодро разобрался со всеми «просителями» авансов и другими вопросами. Отдав последние распоряжения, Федорыч залез в кабину, и мы покатили на вездеходе на север. Нам предстояло проехать по сахалинскому побережью несколько десятков километров. Нужно сказать, что я перед этой поездкой запасся зимними удочками и различными блеснами в надежде, что смогу их достойно применить в этом медвежьем углу. Вместе с моими друзьями мы иногда выбирались в эти дремучие и малопосещаемые таежные места.


Увеличить, кликни на фото

Особенно удачной рыбалка была по первому льду и, разумеется, поздней весной. Местные рыбаки иногда устанавливали на берегу речек большие палатки из брезента с печкой, которые стояли всю зиму. Желающие могли приехать самостоятельно в такое временное жилище и половить рыбу. Иногда только за один день рыбалки можно было поймать пару-тройку мешков свежей рыбы. Такая рыбалка могла поразить любое воображение, особенно, когда появлялись проталины во льду, можно было хорошо увидеть рыбу в воде. Достаточно было бросить блесну в это скопище кунджи или гольца, как следовала моментальная поклевка. Иногда удавалось обмануть довольно редкую рыбу для западного побережья - сига или сахалинского тайменя.

Однако, такая рыбалка быстро надоедала...


Увеличить, кликни на фото

Я не прогадал, наверное, в этот раз т.к. через пару часов мы уже были на первой приличной речке с местным названием Тык. Пробовали бурить, но, лед оказался гораздо толще, чем мы предполагали вначале. Пришлось вначале поработать топором, затем ледобуром, и наконец, появилась водичка. Рыбаки поймут мое состояние, когда приезжаешь на абсолютно незнакомую таежную речку, которая практически не посещаемая местными рыбаками, и ждешь небывалого успеха. Так и оказалось на самом деле. Лунки мы кое-как пробурили на излучине речки, причем длины бура не хватило, пришлось еще примерно полметра льда глубиной вырубать топором. Буквально минут через несколько у меня что-то «село» на блесну серьезное. Леска у меня была 0,6 мм и я не сомневался в ее крепости.


Увеличить, кликни на фото

После непродолжительной борьбы на льду закувыркался красавец ленок около 3-4 кг, это очень красивая и вкусная хищная рыба из семейства лососевых. Речка в этот раз нас не разочаровала, правда, у Федоровича получалось почему-то немного хуже чем у меня, но общими усилиями мы «накосили» штук 10 приличных экземпляров. Поклевки были нечастыми, но очень существенными. Слегка отрегулировав рыбье поголовье, мы с чувством выполненного долга двинулись дальше.


Увеличить, кликни на фото

В одном месте мы проехали мимо одинокой нежилой избушки, внутри которой висела половина туши оленя. Очевидно, пастухи использовали ее как промежуточное жилье, используемое только в случае крайней необходимости, когда непогода помешает или станет трудно дойти до основного лагеря. В избушке была конечно печка с небольшим запасом дров и продуктов, но мы намеревались сегодня в любом случае достигнуть намеченного пункта и не теряя времени рванули вперед. Вскоре мы уже были на месте. Вездеход резко остановился возле ближайшей палатки и водитель выключил зажигание. Сразу же стало необычно тихо, только матерые, похожие на волкодавов собаки кружились рядом и изредка лаяли на нас. Но это была не агрессия, собаки у оленьих пастухов просто выражали свои положительные эмоции, увидев незнакомых людей на стане. Я тоже вылез на свет божий из кузова и увидел вокруг несколько палаток из брезента, также степенно подходящих к вездеходу низкорослых людей в меховых кухлянках. Это были пастухи-ороки, которые уже несколько месяцев жили в тайге и заботились всю зиму о стаде совхозных оленей. Старики степенно и с достоинством поздоровались сначала со своим директором, затем со мной и водителем вездехода.


Увеличить, кликни на фото

После коротких расспросов о дороге и малозначащих деталях нас провели в ближайшую палатку и предложили располагаться, кому где нравится. Я оказался первый раз в такой обстановке и мне было буквально все интересно. На таборе был относительный порядок, неподалеку от каждой палатки лежали короткие сушнины для печки, возле одной из них я заметил половину разделанной туши оленя. Палатка была довольно просторной, прямо посередине стояла небольшая печурка, раскаленная до красна. На ней стояла большая кастрюля и в ней что-то булькало и довольно вкусно пахло. Как оказалось: нас ждали и к нашему приезду готовилась свежая оленина. Пол в палатке был устлан хвойными ветками и поверх застелен оленьими шкурами. Палатка была двухстенной, особую надежность обеспечивали несколько остроганных шестов скрепленных между собой ремнями, вот в таком жилье пастухи жили всю зиму при 40 градусных морозах. Я расположился неподалеку от печки и, наконец, смог даже с некоторым комфортом отдохнуть на таком экзотическом ложе. Все-таки дорога была довольно утомительной, и тело требовало отдыха. Нашего водителя молодые пастухи увели сразу в свою палатку. У них были свои разговоры...


Увеличить, кликни на фото

В соответствии с таежным гостеприимством, гостей нужно вначале накормить и напоить чаем.
Только после этого можно приступать к неторопливой беседе и расспросам про Житье-Бытие. Перед нами были поставлены довольно объемные алюминиевые чашки, в которых была налита «юшка», сверху плавало несколько листиков «лаврухи» и лука, и было очень много мяса. На какое-то время все разговоры затихли за столом, все сосредоточились над своими чашками. Было, действительно, очень вкусно, я не «мясоед», но считаю, ИМХО, нет ничего на Природе замечательнее охотничьей похлебки из оленины. Старейшины внимательно следили, чтобы наша посуда не оставалась пустой, все кости можно было бросать напротив входа в палатку. Чуть позже они будут с благодарностью употреблены в пищу вечно голодными собаками. Я одолел в охотку пару чашек очень ароматной и вкусной «юшки», с превеликим удовольствием справился с несколькими кусками не менее вкусного мяса. Особенно вкусными мне показались нежные ребрышки. Я уже слышал об искусстве таежников, но только впервые увидел, как они орудуют своими короткими ножами за едой. Схватив кусок мяса крепко своими зубами, каждый абориген коротким и точным движением отсекал мясо у самых губ, тщательно его пережевывал и проглатывал, после чего запивая похлебкой, затем вновь пускал в ход свой острый нож. Несколько движений, и вот уже очищенная полностью от мяса кость летит в сторону, теперь можно брать следующий кусок... Фокусники да и только. Да, с такими «едаками» нельзя «щелкать клювом», иначе останешься голодным...

Наконец, подошло время перейти к ароматному чаю. Разумеется, мы знали хорошо, что этот напиток у аборигенов, самый необходимый в Жизни, поэтому на стан привезли достаточно этого продукта. Заваривают чай обычно прямо в чайнике, с великим наслаждением аборигены (и мы разумеется) тянули через свои губы обжигающе горячий терпкий напиток. Таежники, как правило, не уважают слабо заваренный чай, который должен быть по цвету очень темным и крепким, особым почетом пользуется чай ароматный. Это добиваются веточками смородины, листиками малины и брусники, корешками и плодами шиповника и т.д. В этот раз я привез с собой достаточно сухих кустиков чебреца, дишицы, мелисы и т.д. Аборигены оценили аромат и букет, который присутствовал в напитке, т.к. уже давно использовали в качестве заварки только березовую чагу.

Естественно, после продолжительного ужина старики сразу «навалились» на своего директора с расспросами, и начались всевозможные вопросы про деревенские новости. Конечно пастухи узнали, что мы привезли также и газеты с журналами, т.к. со свежей информацией у них были трудности, в то далекое время еще не было интернета и мобильной связи. По дороге сюда я узнал от директора, что у пастухов есть даже партячейка, так что руководящая и направляющая роль партии доставала в то время и до таких медвежьих углов. Когда первое любопытство было удовлетворено, и все узнали деревенские новости, Леонид Федорович начал рассказывать всевозможные анекдоты, причем, в первый раз я увидел таких благодарных слушателей. Любой даже самый «бородатый» анекдот шел, что называется на «ура». Степенные мужики искренне и от всей души смеялись прямо как дети до слез и просили следующий анекдот или историю. Меня немного разморило в тепле и я «кемарил» под анекдоты и дружный смех. Наконец, рассказчик иссяк полностью и попросил меня поддержать его, т.к. благодарные слушатели просили еще дальнейшего продолжения этой ночной культурной программы. Ведь не часто к ним приезжает директор и потчует их анекдотами, также я был для них свежим источником информации. Пришлось напрячь свои извилины и вспомнить кое-какие анекдоты тоже.


Увеличить, кликни на фото

Особенно пришелся по душе пастухам анекдот про девушку, даже не анекдот, а просто одно выражение в нем. Короче, сидит парень с девушкой на скамейке и про любовь шепчет, а сам потихоньку ее коленки гладит. Она ему говорит на это: «Не думай...» Он продолжает свое дело и добирается до целомудренных трусиков и сажает ее к себе на коленки. Девушка тихонечко говорит: « Не мысли...» Ну, парень снял ее трусишки и насадил девушку на свое мужское достоинство. Девушка и говорит парню наконец: «Ну это и не к чаму...» После этого долгий смех сотрясал своды нашей палатки. Можно представить, как развили в собственном воображении эту сценку мужики, которые давно уже не имели контактов с милыми дамами. Как-то после этого маленького анекдотика активность наших слушателей пошла на убыль и мы начали устраиваться на отдых. Сразу скажу, лично я спал как убитый после трудной дороги, несмотря на приличный мороз снаружи.

Утром был как огурец, и буквально после первого моего вопроса- не помню по какому поводу, услышал: «Ну, это не к чаму...». С чувством юмора у пастухов было все в норме. И эта присказка сопровождала нас два последующие дня, которые мы провели у наших гостеприимных хозяев. Как я уже сказал, по дороге нам удалось подловить немного рыбы. А стол у нивхов был преимущественно из мяса, поэтому на следующий день на столе у нас была уха из голов ленка и остальных вкусных рыбьих частей. На «Второе» была жареная рыба. Конечно, мужикам захотелось отойти от своих ежедневных рутинных дел и немного расслабится на рыбалке. Было интересно наблюдать за взрослыми таежными мужиками, которым я показал весь свой запас «железа» для рыбалки. Каждый долго выбрал себе блесну по вкусу, и после этого мы рванули на ближайшую речку проверить свои рыбацкие способности. Сразу скажу, клев был далеко не тот, который был у нас вчера. Общими усилиями все же мы поймали несколько ленков и гольцов, но парни были очень довольны и конечно знали, что подаренные мной блесна останутся у них, и после нашего отъезда они смогут спокойно и без истерики продолжить рыбалку. Пастухи начали готовить мясо к нашему отъезду, я напросился с ними. Стадо в несколько сотен голов расположилось рядом от базового лагеря. Пастухи попросту поехали к оленям, которые паслись неподалеку, и отстрелили несколько штук из своих карабинов. Причем, как мне сказали, они выбирали только дикого оленя, который пасся вместе с домашним. Как аборигены это определили, до сих пор мне остается непонятным...

Я еще раз убедился в их мастерстве при разделке туш. Своими небольшими ножами, которые каждый делает из ромбическего напильника, они до того быстро и сноровисто орудовали, что просто интересно было наблюдать за их работой. Также оперативно они действовали ими за столом, когда на столе было достаточно мяса, я уже об этом рассказывал... Выбрав себе кусок по вкусу, аборигены зажимали его крепко зубами и точными и быстрыми взмахами ножа отсекали мясо прямо у самых губ. Казалось, что вот-вот будет отсечена и губа едока, но я не слышал ни одного подобного случая. Вообще, нивхи прирожденные охотники и рыбаки, и стреляют они просто великолепно, что они и продемонстрировали при заготовке мяса для нас. Выезд у нас был намечен на следующий день, и нам предстояла еще одна ночевка в столь экзотическом лагере. Под оленьими шкурами было довольно уютно спать. Иногда кто- нибудь выскакивал на мороз по «нужде» и быстро заскакивал обратно под шкуры. Конечно, приходилось подкладывать регулярно дрова в печурку, которая, казалось, никогда не бывает холодной. А за стенкой палатки всю ночь постреливали деревья от хорошего мороза.


Увеличить, кликни на фото

Наутро директор сделал необходимые распоряжения своим работникам, загрузили в вездеход мясо и сухие шкуры, и мы где-то к обеду рванули назад к цивилизации. Буквально через несколько км встретили совхозное стадо оленей голов в 400, которое продвигалось в сторону моря, чтобы полизать соленый лед и пополнить свой солевой запас. Мне было не холодно в кузове вездехода, так как мужики постарались и накидали десятка два оленьих шкур, на которых я и устроился с комфортом. Правда, по дороге вездеход довольно часто останавливался, и наш водила резво бежал почему-то к ближайшему сугробу и усаживался на корточки в позе «орла».

Федорович на мой вопрос ответил, что парень привез «втихаля» пастухам из молодых водочки и под нее напробовался таежного кушанья, которое у нивхов называется «сулюкта». Это просто хорошо промытые кишки дикого оленя, на которых очень много внутреннего жира, позже сваренные в кипятке как сардельки. Естественно, для местных нивхов такая еда просто необходима, коль они проводят весь день на морозе, и ихние желудки спокойно переваривают такие порции. Но для других людей этот жир вызывает стойкое расстройство живота, а по простому - жесточайший понос. Что и продемонстрировал наш водитель, отметившись много раз по дороге к дому.

Да сулюкта - вещь! Кто не знает - это хорошо промытые и отваренные кишки северного оленя (прошу не путать с потрохами, печеночкой, легкими и прочим). Именно кишки! Очень жирная , питательная и вкусная вещь! Главное сырую воду не пить после... Приседать устанешь!

А еще мне понравился «уман». Рецепт приготовления прост. Берешь ноги оленя. Снимаешь с них камус на торбоза, а мослы бросаешь в сугроб на морозе до утра. Утром колешь обухом топора и замерзший маслоподобный костный мозг (он же - уман) мажешь на хлеб и ешь!!! Вкус офигенный!!! Детям вместо лакомства пастухи дают. И это правда.


Vlad&K из Владивостока (бывший житель Сахалина)


Увеличить, кликни на фото

До дома мы добрались практически без приключений, но мне на всю оставшуюся жизнь запомнилась эта поездка в самую «глухомань» к аборигенам, живущим в первобытных условиях и нисколько не жалующихся на свою жизнь.


Увеличить, кликни на фото


Увеличить, кликни на фото


Версия для печати ---> Версия для печати


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Работает на Textus ------ RSS сайта
Любая перепечатка или использование материалов только с предварительным, письменным разрешением, указанием автора, адреса и линка на сайт в видимом месте страницы с материалом.
Все права принадлежат авторам, странице aborigen.rybolov.de и будут защищены по закону.


Рыбалка - рыболовные снасти - Экскурсии по Берлину - Купить квартиру в Германии
- Дюссельдорф достопримечательности - Кёльн достопримечательности




??? ? ??????? ???????@Mail.ru Sakhalin Online Экстремальный портал VVV.RU