Добро пожаловать на страницу посвящённую охоте и рыбалке, экстремальному туризму и путешествиям.     
-
Сделать стартовойДобавить в закладки   
Главная страница / Охота / на оленя /

Про Сахалин.

Разделы: Еще в рубрике:






powered by


[ регистрация ]



Суп из оленьих копыт

Автор/Редактор: Aborigen
Опубликовано: 03.01.2017

Суп из оленьих копыт

«В полночь, откуда ни возьмись, посыпала изморозь. Пларгун переживал восемнадцатую зиму. Изморозей на его веку было сколько угодно, а вот такой тонкой и нежной не видел. Небо, насколько хватал глаз, было чистым, безоблачным. Откуда же взялась изморозь? Будто родилась от мороза и щедрой луны…» В.Санги -- нивхский писатель и Вождь своего племени.


Девяностые годы были очень трудными для всей России, особенно они были трудными для немногочисленных народов севера, в том числе - для проживающих на далеком Сахалине. По своей работе мне приходилось мотаться по всему острову довольно часто. Поэтому могу относительно объективно оценивать многие события, которые происходили в тот неспокойный период... В то далекое время где-то далеко от Сахалина в «злато каменной» столице России происходили большие и малые события, влияющие опосредствованно, чаще отрицательно на дальнейшее развитие самого дальнего уголка России. «Перестройка» резко изменила и до того непростую жизнь сахалинских аборигенов. Отсутствие элементарного Порядка и несоблюдение Законов всегда отрицательно сказывается на любом регионе, тем более таком далеком от Центра как Сахалин. Так сложилась Жизнь, что до начала «Перестройки» (и после) мне тоже пришлось жить на острове со своей семьей: покупать продукты по талонам, растить и воспитывать детей, развивать и совершенствовать телевидение на Краю земли российской, куда я приехал не по «разнарядке» или по распределению, а по зову сердца. У меня была достаточно высокая для того времени зарплата, можно сказать, что моя семья не испытывала настоящих бытовых трудностей. В нашей семье никогда не копили деньги, мы их активно тратили на Жизнь: часто выезжали в отпуск на материк, путешествовали по острову и по стране и т.д. Смею надеяться, что я всегда Верой и Правдой «служил» Отечеству в соответствии со своим опытом и полученным знаниям. Цех ТВ, в котором я работал с момента его основания, был одним из самых стабильных и сильных по профессионализму и отношению коллег к непростой работе на Сахалине. Я приехал на остров уже подготовленным специалистом в 26, за моими плечами было 10 лет учебы и 8 лет работы в прекрасном коллективе настоящих профи своего дела. Никогда не стремился «выбиться» в начальники, продвижение по «службе» проходило естественно по результатам моего труда. Так сложились «звезды», что на пике профессиональной карьеры мне пришлось оставить «государеву» службу. В «коммунистический» период развития России все-таки больше ценилась «преданность» идеалам КПСС, подобострастие в отношении к начальству, способность устроиться в Жизни, профессионализм не особо ценился. По этой причине мне пришлось начинать Жизнь после 40-ка практически заново, нужно было заботиться о семье, поэтому мне пришлось «уйти» в бизнес. А тут вскоре и «Перестройка» подкралась незаметно...
Но речь не об этом...

На Сахалине наступили трудные времена, Москве было «не до Края Земли»... После коммунистического руководства страной в течение 70 лет, Россия никак не могла «Встрять ото сна и на обломках...» что-то построить путевое. На самом большом и далеком острове России происходило тоже что-то подобное. Кое-какие совхозы быстренько развалились до основания (по коммунистической идеологии), в результате «прихватизации» миллионы простых жителей России были просто ограблены среди "белого " дня государством в первую очередь, до проблем малых народов севера (МНС) никому не было дела. Пожалуй, единственным человеком на Сахалине, который безуспешно пытался помочь своему народу в то непростое время, был В.М.Санги. Благодаря В.Санги была построена школа в п.Виахту, и было много других положительных инициатив во благо его малочисленного народа...

ПОЧЕМУ НА ЗЕМЛЕ ЛЮДЕЙ МАЛО

На севере Сахалина в Ногликском районе расположено село Вал…
Вал — село в Ногликском городском округе Сахалинской области России, в 61 км от районного центра - пгт Ноглики. Находится на берегу реки Вал. Вал в переводе с уйльтского — удача. Село Вал (население 1.347 человек)

В поселке в это непростое время многие семьи откровенно голодали, не было практически никакой работы, по этой причине и денег не было, чтобы купить необходимых продуктов для выживания. Только исправно и непрерывно работали «качалки», доставая из земли черное «золото» для «процветания» Власти и немногочисленной кучки «олигафренов» на их благо. Впрочем, такое положение аборигенов и не только было характерным для всех проживающих на Сахалине. Однажды вечером в поселке собрались самые мудрые и наученные нелегкой жизнью аксакалы. Говорили они не очень долго, даже не выкурили и по одной трубки табака, всем было понятно катастрофическое положение, сложившееся с их народом. Поэтому единогласно было принято решение идти в тайгу - кормилицу за мясом, чтобы не умереть с голоду в приближавшуюся стремительно зиму. Рыбалки в позднюю осень не было практически никакой, лосось в этот год заходил слабо в залив Чайво, поэтому в него практически заходило очень мало морского зверя, юколы тоже практически не заготовили на долгую зиму. В конце ноября – начале декабря на севере Сахалина обычно уже наступает настоящая зима со снегом и настоящими морозами. Нередко один из очередных предзимних тайфунов приносит так много неприятностей, что ни из поселка не выбраться, ни на залив выйти, чтобы сети проверить или поохотиться на нерпу...

«Были сборы не долги…»
Старейшины решили послать в тайгу самых сильных и выносливых, ведь предстояло пройти по дремучей тайге не один десяток км, чтобы добыть мясо, а потом при Удаче с ним вернуться в поселок. Охотники взяли с собой в дорогу самый минимум продуктов, оружие, 2 палатки, необходимую посуду и т.д. Провожать кормильцев вышли даже самые немощные старики. Люди долго смотрели в след уходившим за добычей охотникам с надеждой, каждый желал им удачи и благополучного возвращения домой. Раньше охотники уходили на оленях в тайгу на несколько месяцев для занятия промыслом, сегодня домашних и (вьючных) оленей практически не осталось в поселке, чтобы не умереть с голоду, этих бессловесных и надежных помощников тоже пришлось пустить под нож. Поэтому людям весь груз пришлось нести на своих плечах. Многочисленные стада северного оленя были выбиты варварски и безжалостно практически при помощи местных аборигенов за водку и патроны еще во время «перестройки». Сегодня только очень далеко в укромных таежных угодьях можно было встретить отдельные разрозненные табунки полудиких оленей, до которых еще не добрался безжалостный человек...

На лыжах было еще рано ходить по тайге, хотя, в некоторых местах, особенно в распадках, лежало уже достаточно (подколенного) снега. В начале зимы свежий выпавший снег (пухляк) еще рыхлый и не слежавшийся в лесу, все охотники об этом хорошо знают. Много кустов и веток торчит из неглубоких сугробов, поэтому с лыжами получается одна «маята». Впереди топтали тропу самые сильные охотники из немногочисленной группы. Буквально через 200-300 метров передний уступал свое место сзади идущему человеку. Раньше многие в зимний период занимались охотой, теперь это занятие стало не выгодным, пушнина значительно упала в цене. Иногда по пути встречались пустые охотничьи зимовья, с погодой сегодня повезло - день был ярким и солнечным. Практически все хорошо знали свою тайгу, которая для многих была родным домом.

По пути начали встречаться многочисленные «наброды» рябчиков и куропаток, в последние годы никто не охотился на этих доверчивых лесных «курочек». К тому же перед самым выходом на охоту опытные охотники приняли решение не производить лишнего шума, чтобы не «подшуметь» более серьезную дичь, если она встретится по пути. Даже на глухаря решили не тратить драгоценных патронов, несмотря на очень ограниченный запас продуктов, взятый в трудный и дальний путь. Некоторым молодым охотникам было трудно удержаться от выстрела, когда прямо из под ног у них иногда вылетали сразу несколько рябчиков, и они беззаботно рассаживались по ближайшими кустам и деревьям, хоть, из рогатки стреляй. Приходилось сдерживать себя, ведь, рябчик кроме гастрономической привлекательности всегда являлся лакомой приманкой для соболя. Курапачи были более осторожными и предусмотрительными. Услышав подозрительный шум, эти птицы срывались с противным криком и исчезали в тайге. По пути пару раз прямо перед охотниками с шумом взлетали глухари…

Оленя за неспокойные годы перестройки в округе безжалостно и бездумно выбили, поэтому решено было идти за перевал в дальнее Оленье урочище. Дальнюю дорогу хорошо знали самые опытные из охотников - оленеводов, которые бывали в тех местах со своими немногочисленными «аргишами». Там в глубине сахалинской тайги сохранились еще немногочисленные стада полудиких северных оленей. Эти животные настолько неприхотливы и самостоятельны, что способны выжить в самые трудные зимы без всякой посторонней помощи. Еще несколько лет назад многочисленные стада оленей «копытили» сахалинскую тундру под охраной аборигенов, которые находились в тайге постоянно вместе с животными. Пастухи охраняли стада от нападения росомах зимой и медведей весной и летом. Ни о каких браконьерах в то время никто и не слышал, редкие охотники с большим интересом охотились только на дикого оленя. Промысловики из местного населения во время охоты могли для собственного пропитания спокойно добыть одного-двух оленей за период охоты. Правда, приобрести лицензию на право легальной охоты, простому охотнику было получить не так просто. Однажды мне посчастливилось побывать на севере Ал.-Сахалинского района в гостях у аборигенов по служебной необходимости вместе с директором Виахтинского оленеводческого совхоза Клекиновым Л.Ф – замечательной Души человеком. Поэтому я сам видел, в каких трудных условиях приходится жить пастухам практически всю зиму вместе со стадом, без семьи, без свежих продуктов и новостей от родных и т.д.

У большинства охотников на ногах были ичиги ( мягкая обувь сшитая на руках из камуса). Летом и осенью в ичигах было очень легко и комфортно, в такой обуви можно практически бесшумно подойти к любой самой осторожной дичи. На счастье охотников им по пути попалась дикуша - птица, похожая на рябчика, у которой совершенно отсутствовал страх перед человеком. Кто-то быстро срезал длинный шестик из сухой тонкоствольной лиственницы и привязал на самый его верхний кончик петельку из проволоки. Затем абориген осторожно приблизился к доверчивой птице, дикуша без боязни позволила надеть петлю на свою головку. Последовал резкий рывок, вот и первая добыча добыта без всякого шума. Туземный божок (по преданиям стариков) специально создал эту беззаботную лесную курочку для любых любителей путешествий, особенно для тех, кто остался голодным по каким-то причинам.
По снегу идти было не так просто в подобной обуви, которая быстро намокла. Одолев с трудом 2 десятка км, охотники решили сделать привал и готовиться к ночлегу. Осенний день короток, тени стали длиннее, стало значительно прохладнее, промокшая обувь не спасала от холода. Вскоре были установлены 2 палатки, и между ними был разведен жаркий костер. На огонь установили пару котелков, набитых до верха снегом. В палатки на пол наложили по охапке лапника. Прошло немного времени и в один из котелков в кипящую воду накрошили чагу, в другом котелке вскоре забулькал жиденький супчик с дикушей...

Когда все слегка утолили голод и напились терпкого чаю, можно было расположиться вокруг жаркого костра на лапнике и послушать интересные охотничьи истории более опытных коллег. Бывалые рассказали, что впереди у них еще один день непростой дороги до оленьего урочища. Там наверняка их ждет большая удача. Раньше в этих местах охотники всегда успешно охотились на северного оленя. Молодые охотники с большим вниманием слушали советы своих коллег, непосредственно касающихся особому чутью и осторожности этой желанной добычи..

Несмотря на трудную дорогу и мороз, который норовил забраться под легкую одежду, охотники улеглись довольно поздно. Но все интересные охотничьи истории нельзя рассказать за единственный короткий вечер. Пришла пора укладываться на ночлег. Хотя все от души напились терпкого и горячего чаю, который взбодрил уставших людей, но жиденький супчик с мясом дикуши голода нисколько не утолил. Большинство охотников разместились в палатках, только двоим самым молодым парням придется ночевать возле костра и поддерживать огонь до самого утра. Многим приходилось не один раз ночевать зимой возле «нодьи» - замечательного охотничьего костра, который позволяет любому путешественнику не замерзнуть в долгую зимнюю ночь. «Хранителям» огня тоже не раз приходилось таким образом спасаться от холода, поэтому они через некоторое время, дождавшись обильных углей, передвинули огонь вместе с углями на другое место. Еще в светлое время были заготовлены три достаточно солидных по толщине обрубка лиственницы длиной около 2-х метров, два из которых уложили прямо на угли, между ними сверху положили еще один - самый толстый. Место старого костра тщательно вымели от углей и уложили на него ворох лапника. Вскоре в морозном воздухе почувствовали приятный смолистый запах. Затем напротив «нодьи» с противоположной стороны положили ворох стланика, ветки которого были воткнуты прямо в снег, который будет ночью играть роль теплового экрана. Теперь можно и укладываться в «люлю». Сверху охотники закрылись куском старого брезента, от прогретой за несколько часов земли шло приятное тепло, теперь несколько часов можно спать совершенно спокойно...

В палатках рядом раздавался разноголосый храп уставших от непростой дороги охотников, там люди согревали друг друга только своими телами. Иногда кто-то осторожно выходил в морозную ночь, чтобы освободиться от выпитого в большом количестве чая, затем быстренько возвращался обратно. На небе ярко сверкали мириады звезд, полная луна освещала своим холодным светом тайгу, было морозно и холодно. Охотники использовали этот короткий отдых и неспокойный сон, ведь, на завтра им предстоял очень трудный путь...

В прошлое лето он убил сорок восьмого медведя.

По селению ходили разговоры, что на этом он бросил опасное занятие. В подтверждение слухов медвежатник всю осень не выходил на охоту. Лето нынешнего года началось с того, что высоко удойная корова колхозного бухгалтера, приехавшего с Украины два года назад, не вернулась в посёлок. На другой день её нашли в полу километре от крайнего дома. Тех, кто видел останки коровы, охватил панический страх. Гонимые ужасом, они прибежали в посёлок и наперебой стали рассказывать об увиденном. И весь посёлок направился в лес смотреть следы ночного разбоя... В. Санги

Вот, наконец, незаметно подкрался ранний рассвет...

Начала заниматься робкая заря, как бы не хотелось еще полежать немного, дождаться, когда тебя, наконец, кто-нибудь позовет к столу и жаркому костру. Однако, нужно вставать, помогать костровым, идти за дровами, собираться в дальнюю дорогу и т.д. Охотники быстро собрали палатки, собрались вновь у жаркого костра, чтобы ухватить тепла и опалить свои желудки огненным кипятком. Когда рассвело полностью, кто-то рассмотрел неподалеку следы от лесного бродяги медведя=шатуна. «Нормальные» медведи давно расположились в своих берлогах на долгую зиму и «сосали» уже свою лапу. Крупный (судя по следам) медведь по каким-то причинам не успел залечь в берлогу, поэтому был обречен шарахаться по тайге. Раньше наверняка с ним повстречался бы профессиональный охотник и «отрегулировал» поголовье. Очевидно, дым от костра привлек зверя, но жаркий костер не позволил шатуну разобраться с непрошеными гостями и зверюга ушел по добру по здорову...

Молодые охотники, кто был в настоящей тайге впервой, представили на миг, как матерый зверь мог задрать любого из них сонного. Более опытные аборигены успокоили молодых охотников, как правило любой медведь редко нападает на группу, тем более, если в лагере горит постоянно хороший костер. Полностью рассвело, были сборы недолги, впереди предстоял непростой путь по тайге. Иногда впереди идущие поднимали выводки рябчиков, доверчивые молодые петушки наивно провожали своими взглядами людей, совершенно их не боясь. Ближе к обеду решили сделать короткий привал, ограничились только горячим чаем. По пути все чаще стали старые и свежие следы оленей, которые стремились в богатые ягелем угодья. Встречались также иногда немногочисленные следы росомах, санитаров тайги.
Когда группа прошла десяток км, утренний мороз начал спадать, хотя, никому не было холодно на ходу, так как согревала ходьба. Сделали короткий перекур без костра и чаю, боясь подшуметь очень осторожного оленя. Еще несколько км по тайге и покажется «Оленье урочище», где, возможно, охотников ждет удача. Незаметно поднялся небольшой ветерок, закачались в начале верхушки елок, стала падать «кухта» за шиворот (косматый иней на деревьях, куржевина, с веток), солнце скрыли тяжелые облака. Охотники осторожно продвигались в сторону урочища, они крепко сжимали свои ружья в надежде, что удача сегодня не обойдет их стороной. Напряжение нарастало, ветер усиливался с каждой минутой, вдруг, неожиданно пошел густой снег. Крупные хлопья падали непрерывно с неба и быстро укрыли сплошным белым покрывалом всю землю.

Впереди стало немного светлее, несмотря на усиливающийся снег и ветер. Кто-то из опытных охотником определил, что они дошли, наконец, до своей цели. Прошли еще несколько сотен метров вперед, все заметили, что снег перед ними весь перекопан, здесь совсем недавно «копытили»(кормились) олени. Звери ушли совсем недавно спокойно и без паники, значит, не учуяли охотников. Это внушило уверенность, что охота будет удачной. А пурга между тем все усиливалась, нужно было искать более спокойное место для предстоящего ночлега. Единогласно решили - нужно возвращаться в глубину тайги, во-первых, чтобы не спугнуть табун, во-вторых, в тайге под защитой деревьев гораздо спокойнее и можно переждать любую непогоду. Сказано - сделано. Погода как будто просто сбесилась: ветер норовил забраться под кухлянку (Кухлянка – меховая глухая куртка, в основном двойная) каждого, чтобы выгнать остатки тепла. Группа углубилась достаточно глубоко в тайгу, здесь было значительно тише, чем в оленьем урочище. Отработано и быстро были установлены обе палатки, поблизости удалось свалить две сухостойные листвянки для жаркого костра.

Вскоре на поляне, защищенной от сильного ветра, запахло дымом. Между тем, пурга разыгралась не на шутку. Костер, как правило, объединяет. Кто-то из бывалых охотников припомнил место, где в прошлом году им сопутствовал успех. Охотники в тот раз добыли здесь несколько оленей. Предстояла голодная ночь, это было всем охотникам совершенно понятно. Поэтому предложение одного из охотников попытаться найти под слоем снега несколько копыт для супа было встречено положительно. Предусмотрительно на огонь были поставлены пара котелков с водой. Два охотника решительно встали и направились к месту, которое они прекрасно запомнили. Кто-то с сомнением, кто-то с надеждой посмотрел им в след. Когда костер достаточно разгорелся и пару раз закипела вода в котелках, наконец появились «кормильцы»... Видно было как они чертовски устали оба. Охотники стряхнули снег со своей одежды, облегченно сбросили со своих плеч «поняги» (Поняга – дощечка с плечевыми ремнями для переноски добычи) и вначале попросили горячего чаю. Выпив по кружке обжигающего напитка с чагой, охотники вытряхнули несколько копыт на снег. Все радостно начали очищать это подобие на пищу от остатков шерсти и грязи. Казалось бы, разве можно выпарить какие-то калории для отощавших от голода людей из сомнительного качества остатков от прошлогодних трофеев... Но, голод не тетка, как говорится, охотники просто надеялись обмануть свои пустые желудки. Возможно, вскоре их всех ждет большая удача, а голодный охотник более удачлив, чем сытый и ленивый...

«Вначале я гоняю чаи, затем чай гоняет меня...»

Юмор с «Русского Радио»

Бывалые охотники опалили вначале копыта на огне, затем проскоблили их острыми ножами до белизны, теперь можно «заправлять» суп. Далее только нужно было иметь терпение и полоскать свои желудки горячим чаем. Через некоторое время в воздухе все почувствовали какой-то не очень приятный запах, на который никто не стал обращать внимание. У всех перед глазами стоял полный котел наполненный свежим мясом. Когда варево после неоднократных подливаний воды в котелок показалось всем уже полностью готовым для употребления, самые решительные смело зачерпнули по кружке из котелка и начали осторожно пробовать эту «вкуснотищу». Видно было, как все ждали оценки с нетерпением от смельчаков. После нескольких обжигающих глотки глотков «решительных» не у кого не осталось даже малейшего сомнения в качестве «варева». «Будешь много сомневаться – останешься голодным..» Эту рыбацко-охотничью истину каждый усвоил с самого раннего детства. На короткое время у костра смолкли все разговоры, каждый стремился быстрее проглотить эту «болтушку», как-то отдаленно напоминающую похлебку. Разумеется, никаких калорий молодые организмы не получили, но свои желудки охотники обманули в очередной раз. Всех согревала мысль, что где-то, возможно поблизости, есть много знатной дичи, от великолепного мяса которой они еще не отвыкли… К тому же на костре всех дожидался котелок крепкого чая настоянный на чаге.

Между тем пурга набирала силу, деревья раскачивались и сгибались под напором сильнейшего ветра, снег уже был по щиколотку, пора было подумать о полноценном отдыхе. Охотники подбросили дров в костер, чтобы он устоял под напором пурги, впереди их ждала долгая и холодная ночь. Все старались сохранить остатки тепла, полученное возле огня. Кто хоть раз ночевал в сахалинской тайге зимой при прохождении подобного тайфуна, тот знает, что непогода может продолжаться несколько суток. И горе тому, кого непогода застала далеко от «жилухи», если к тому же у охотника нет с собой палатки и спальника, он практически обречен…

Однажды поздней осенью мне тоже пришлось блуждать по тайге в течение нескольких суток. Пришлось пережить несколько холодных ночевок в шалашах, построенных на скорую руку. Главное, на мой взгляд – не потерять присутствия духа и настойчиво идти к поставленной цели…

В палатках вначале было относительно тепло и уютно, но вскоре напористый и наглый ветер выгнал теплоту, люди теснее прижались друг к другу. Лишь иногда кто-то на короткое время поднимался и выходил наружу, «похлебка» и чай «просились» наружу… Ночь продолжалась бесконечно долго, под утро одна палатка не выдержала напора ветра и снега. Веревки лопнули от непомерной тяжести, всех привалило брезентом и снегом. Пришлось заниматься вновь «благоустройством», т.к. снаружи пурга и не думала утихать. Костер давно уже «сдался» и не подавал никаких признаков жизни. Нужно было его оживлять, организмы требовали хоть какого-то тепла. Кто-то начал вновь укреплять палатку, кто-то начал «колдовать» с костром, жизнь продолжается…

Когда костер, наконец, разгорелся, к огню подтянулись все охотники. На огне стояли уже два котелка с традиционным чаем, пока все не напились обжигающего ароматного напитка, никто не раскрыл рта. Старший окинул взором лица своих односельчан, кругом утомленные и не выспавшиеся лица, все ждут от него самого правильного решения. А решения пока никакого нет, пока не закончится пурга, не стоит даже трогаться с места, иначе будет хуже... Нужно ждать, когда утихнет пурга... Однако, самые нетерпеливые начали задавать неудобные вопросы... Аксакалы спокойно и без истерики рассудительно и аргументированно постарались рассмотреть сложившуюся ситуацию...

Если рискнуть и попробовать разыскать такую желанную дичь в такую круговерть, то возможны только три варианта...
Первый - собраться на охоту и спугнуть табун, хотя, возможно и взять одного-двух зверей, что очень маловероятно...
Второй - просто замерзнуть в тайге, во время этого тайфуна...
Третий - набраться терпения и дождаться прекращения бурана...

Видя, что пурга не собирается утихать даже на минуту, самые горячие и нетерпеливые согласились с доводами самых опытных охотников...

За ночь выпало довольно много снега. Для охоты на копытных по свежему снегу гораздо легче подойти на верный выстрел к добыче. Но ветер не собирался пока менять направление и все также настойчиво и тупо дул в сторону ушедшего табуна. Все решили единогласно: нужно ждать столько, сколько нужно, т.е. пока не закончится этот буран... Поэтому кто-то пошел за дровами, кто-то вновь поставил котелки, наполненные снегом, на огонь. Вчера копыта после супа были выброшены куда-то поблизости в снег. Самый решительный отыскал их в сугробе и по новой «зарядил» в один из котелков. Вскоре вновь в воздухе все почувствовали какой-то неопределенный но «пищевой» запах, отдаленно напоминающий что-то давно забытое. Ждали очень долго, надеясь, что чем дольше варить копыта, тем вкуснее получится бульон. Все-таки чай, настоянный на чаге, всегда выручал этих непритязательных к бытовым трудностям и очень терпеливых людей. Сколько раз охотникам удавалось обманывать свои неприхотливые желудки, знают только они сами...

Еще один день прошел в ожидании хорошей погоды. Никто не отходил далеко от лагеря, лишь иногда охотники парами заготавливали дрова неподалеку. Было очень просто заблудиться буквально в нескольких десятках метров от костра. К вечеру, наконец, тайфун начал терять свою силу. Снег практически прекратился, елки и лиственницы перестали «кланяться» сильному ветру, казалось, что вся тайга ждала пробуждения после непогоды. На лицах охотников тоже появилась надежда… Выручал огонь от жаркого костра и нескончаемые рассказы бывалых охотников о своих былых и успешных похождениях. Незаметно накатил вечер, буран совсем стих, лишь иногда шалунишка ветер «бросался» снежками в лица охотников, намекая на хорошую предстоящую погоду. Как будто хотел извиниться за предоставленные временные неудобства…

Перед сном все вновь собрались у жаркого костра.
Умудренные опытом и самой Жизнью старшие охотники коротко сказали, что наверняка завтра утром всех ожидает небывалый успех. Необходимо только все делать организованно и продуманно, над стратегией предстоящей охоты «аксакалы» размышляли все это время. Самое главное: выполнять все команды, еще раз проверить свое оружие (особенно боеприпасы), при появлении оленей действовать сноровисто в соответствии с ситуацией… Стало совсем темно, у костра осталась только молодежь, не «нюхавшая еще пороха»...

Стало совсем темно, у костра осталась только молодежь, не «нюхавшая еще пороха». Долго еще сидели охотники у огня, каждый думал о своем…Кто-то о своих родных, которые остались голодными в поселке, надеясь на ушедших далеко в тайгу охотников. Кто-то вспоминал свои охоты (удачные и не очень), ведь, таежники начинают охотиться часто очень рано, обычно в составе более опытных напарников. Все надеялись на предстоящий успех… Пора было устраиваться на ночлег… У костра остался кто-то, кому выпало первому поддерживать огонь. Вскоре из палаток разнесся разноголосый храп полуголодных и смертельно уставших людей. Окончательно разогнало все облака на небе, и появилась луна, которая залила всю тайгу холодным и безжизненным светом. Бесконечная холодная ночь, наконец, закончилась… Лишь остывающие головешки от жаркого с вечера костра, напоминали о пробуждающемся утре… Самый первый из проснувшихся быстро «оживил» огонь и поставил пару котелков со снегом на враз оживший костер… Остальные тоже зашевелились в предвкушении тепла от костра и горячего чая...

Крупный олень-самец стоял, низко опустив ветвистые стройные рога. Перед ним носился Кенграй. Собака пыталась наскочить сбоку, но хор вовремя наставлял рога. Несколько раз сам бросался на пса, пытаясь поддеть его рогами. Но Кенграй успевал вывернуться. Пларгун залюбовался оленем. Сразу видно, что дикий олень отличается от домашнего. Домашний более приземист, очертания его спокойные, нрав вялый. А этот высок, стройные сухие ноги «в чулках» ровной белизны, холка взбугренная, и на ней зверовато дыбится серая шерсть. Могучая грудь. Голова изящная. Рога удивительно симметричные, пышные. Нрав крутой. А шерсть будто причесанная. Могучий красавец отвлек врага на себя, дав возможность уйти самкам. Услышав хозяина, Кенграй с новой яростью бросился на хора. Олень сдвинул сухие ноги, пружинисто оттолкнулся и скакнул навстречу. Пларгун вскинул ружье. Надо ударить чуть ниже передней лопатки. Олень мотнул головой, и тут же раздался выстрел. Хор вздрогнул, но не упал -- пошел прямо. Кенграй отпрыгнул в сторону, чтобы не попасть под острые, как топор, копыта. Пларгун полез в карман, но не нащупал патронов. Полез в другой -- тоже пусто. Отчаянью его не было предела, он вспомнил, что, зарядив ружье пулевым патроном, забыл прихватить еще. А олень уже уходил.
-- Ту! Ту! -- прокричал Пларгун, натравливая пса, и сам пустился следом.
Кенграй легко нагнал хора и, не останавливаясь, прыгнул сбоку, схватив за шею. Даже его могучие клыки не смогли удержаться на горле хора, защищенного густой длинной шерстью -- «бородой». Олень повернул в сторону -- по спине текла кровь. Высоковато ударил. Кенграй кашлянул совсем по-человечьи, тряхнул головой, чтобы освободить пасть от набившейся шерсти. И тут же вцепился оленю в бок и так рванул, что ослабевший от ран хор споткнулся и упал, неловко подвернув переднюю ногу. Озверевший Кенграй вскочил на холку оленю, зажал в смертельные тиски шею, придавил голову к земле. Охотник мигом оказался рядом, выхватил нож и, глубоко всадив в нижнюю часть шеи, перерезал горло. Кровь фонтаном брызнула во все стороны. Пларгун стоял над своей жертвой в исступлении, будто хор был повинен в том, что Пларгун боится тайги, как беззащитный ребенок... А кровь лилась. Кровью испачканы руки, одежда, лицо. В крови собака. В крови -- трава и кусты... В.САНГИ САХАЛИН

Великолепная погода утром встретила проснувшихся охотников, даже она предвещала большую Удачу. Охотники быстро попили пустого чаю, еще раз внимательно проверили свое оружие и боезапас. Настала пора выдвигаться на охоту. Как договаривались, все охотники расположились полукольцом, чтобы охватить всю долину. В центре остались самые опытные таежники. Очень осторожно все одновременно двинулись вперед. Буран практически скрыл все следы табуна. Легкий встречный ветер предвещал Удачу. Охотники «держали» полукруг в пределах визуальной видимости друг с другом… Вдруг, один из самых опытных охотников поднял руку и этим знаком остановил всю группу. Все напряженно сжали свои ружья и приготовились… Вот это да… Впереди прямо на них не спеша двигались несколько оленей. Звери пока еще не замечали смертельной опасности, наверняка, это были «передовики» табуна. Если они заметят людей, то весь табун мгновенно сорвется и уйдет в сторону… Все замерли на мгновенье, по знаку одного из охотников (об этом договорились заранее…) двое охотников из полу подковы очень осторожно разошлись в стороны, чтобы пропустить табун.

Мой личный опыт охоты на оленей базировался на знании особенностей психологии этих осторожных парнокопытных. Тундровый олень - менее осторожный из-за того, что находится в составе табуна и чутко реагирует на команды вожака при появлении опасности. Олень, который постоянно живет и кормится в тайге, всегда насторожен и готов при любой неожиданности рвануть с места и умчаться в тайгу. Мне приходилось наблюдать неоднократно за этими осторожными животными на воле. Там, где их никто не беспокоит, олени спокойно реагируют на шум снегохода или машины и остаются на месте. Даже под «карканье» пролетающего ворона мне как-то в начале зимы удалось приблизиться к зверям достаточно близко. Тогда я взял из «вертикалки» 16 кл сразу несколько трофеев, успев выстрелить 4 раза, которые все попали в цель… Линк на страницу (откроется в новом окне) Олени медленно приближались к охотникам, иногда кто-то из зверей останавливался на короткое время и «копытил», чтобы добраться до ягеля. Напряжение нарастало, несколько десятков голов уже попало практически в западню. В этот момент у кого-то из охотников просто не выдержали нервы. Неожиданно прозвучало два выстрела и пара «рогачей» легла на девственно белый снег. Что тут началось… Весь табун устремился вперед навстречу опасности. Десятки, а может быть и сотни голов подняли целое облако снега над собой… Почти одновременно загремели выстрелы со всех сторон по пробегающим мимо оленям.

Канонада закончилась очень быстро, напуганные олени на махах уходили от смертельной опасности. Люди оказались в этот раз хитрее и опытнее, чем осторожные вожаки тысячного табуна... Теперь можно было подсчитать трофеи. Небывалый успех был выстрадан в этой непростой охоте и был наградой охотникам . На снегу беспорядочно лежали десять великолепных трофеев… Кроме этого, судя по оставленным следам, вместе с табуном ушло минимум 2-3 подранка.... Некоторые из охотников сразу же приступили к снятию шкур и разделке трофеев. Закипела работа, кто-то занялся разведением костра, ведь впереди предстоял великолепный обед из диетического мяса. Вскоре в котелках «забулькал» кипяток с нежными ребрышками и требухой. Кто-то между делом успевал наслаждаться деликатесами: языками, почками, сердцем и т.д. Таежники просто отрезали своими острыми ножами кусочки свежей печенки или мяса прямо возле своих губ. Некоторые пили еще горячую кровь, они хорошо знали, что этот «напиток» прекрасно прогоняет усталость и восстанавливает силы…

«Время, когда бьют оленя, составляет в семействе остяка праздник и возбуждает особенное удовольствие во всех членах. Тут, в самом деле, открывается кровавое пиршество. Вокруг оленя, заколотого так, что вся кровь его остается в его внутренности, ободранного и вскрытого, толпится все семейство, старый и малый; с ножами в руках, все с жадностью вырезают и едят теплое мясо, обмакивая обыкновенно в дымящуюся кровь или запивая его. Нужно притом удивляться, с каким непостижимым искусством они отрезают ножом около самого своего рта вверх к носу куски мяса, захваченного зубами; и так быстро и ловко, что со стороны кажется, что непременно заденет за нос. Мясо глотают они кусками, почти не пережевывая, и трудно представить себе, сколько каждый из них может съесть его. Можно подумать, что люди так быстро едят из-за жадности. Но дело тут не совсем в ней. Если употреблять оленину в пищу сырой, то ее действительно необходимо есть тотчас же - “парной”. Выражение “парное мясо”, принятое в русском языке, в данном случае очень уместно, так как означает, что от мяса идет пар, настолько оно еще теплое и свежее. В этот момент оно имеет совершенно особую нежную консистенцию и вкус, обладает многими полезными свойствами. Все народы Севера знают, что мясо и еще теплая кровь только что забитого оленя не только быстро насыщают, но и возвращают силы после болезни, длительных голодовок и усталости. Коми-зыряне убеждены, что свежая кровь может исцелить даже больного туберкулезом человека. Ее пьют большими глотками, обмакивают в нее кусочки мяса и ливера - печени и почек. Оленеводы - ханты, ненцы, эвенки - порой пили горячую кровь прямо из шейной вены оленя или смешивали кровь с оленьим молоком… Остывая, оленина теряет нежную консистенцию и вкус почти мгновенно. Вот почему вокруг туши собираются дети и взрослые, сразу и разделывают, и поедают мясо. Ханты и манси сырыми съедают в первую очередь ломтики мяса с ляжек, печень, легкие и почки, сердце, глаза и даже ушные железы оленя, обмакивая их в свежую кровь…»

Аборигены очень быстро и ловко управились с разделкой туш, вскоре возле костра на разложенных шкурах высилась солидная куча мяса. Все были очень довольны и счастливы. Голодный период закончился, теперь стояла задача; Как доставить все это богатство в поселок? Однако про Это не хотелось пока думать... Некоторые охотники стали доставать свои сокровенные запасы: кто-то для приготовления настоящего таежного супа аккуратно достал горсть риса, кто-то достал головку лука, у кого-то нашлось немного приправы и щепотка соли, самые запасливые не пожалели выделить для общего стола самых последних сухарей. Это был настоящий Праздник «живота»... Вскоре таежный суп поспел, можно было приступить к трапезе... Когда голод был утолен, и все напились горячего чаю, трое самых сильных охотников молча и без лишних разговоров встали, взяли с собой по куску мяса в дорогу и пошли по следу ушедшего табуна за подранками. Остальные начали готовиться к предстоящему ночлегу, заготовили дров, установили на новом месте палатки, эта ночь обещала быть более радостной и сытной, чем все предыдущие. Среди охотников царило небывалое радостное возбуждение, ведь им пришлось вытерпеть столько трудностей и постоянного голода, чтобы добиться такого замечательного результата как сегодня. Все забыли о лишениях, которые пришлись на их долю в течении нелегкого похода... Самые опытные степенно рассуждали о результатах успешной охоты, сидя у жаркого костра и дымя своими трубками. Именно выдержка и трезвый расчет позволил добиться всем такого успеха....

Начало смеркаться, стало значительно холоднее, все с тревогой стали поглядывать вслед ушедшим охотникам, ведь они даже не взяли с собой палатку... Когда окончательно стемнело и на небе показалась робкая луна на горизонте, появились охотники, тяжело нагруженные мясом. Нужно было первым делом напоить чаем прибывших, затем предложить по чашке горячего бульона с кусочками мяса. Когда охотники немного отдохнули и пришли в «себя» от трудной дороги, начались расспросы. Оказалось, что первого подранка следопыты нашли довольно быстро. Крупный бык смог пройти всего пару км по следу табуна, он был еще живой, когда его догнали преследователи, им даже не пришлось стрелять. Охотники «освежевали» тушу, накрыли ее от ворон и других лесных ворюг шкурой и пошли дальше по следу. Через несколько км олени немного успокоились, начали разбредаться по тундре и «копытить» в поисках корма. Обычно, если по оленям не стреляли, они успокаиваются довольно быстро. В то же время, при подобных стрессах со стороны охотников, табун может без остановки пройти не один десяток километров, уходя от реальной опасности. Очевидно, в данном случае олени в первый раз встречались с такой «нелюбезностью» со стороны Человека. Поэтому охотники догнали «парнокопытных» довольно быстро. Сторожевики, однако, заметили предстоящую опасность раньше охотников... Это было грандиозное зрелище: вполне организованно и без всякой паники весь табун начал уходить от преследователей, бесполезно было его преследовать теперь. Наверняка вожаки уведут оленей в более безопасное место... Только на месте, где еще недавно находился табун, остался серый комочек, это был второй подранок... Охотники быстро «освежевали» добычу, взяли с собой по задней «лытке» от туши, вокруг оставили несколько использованных гильз, чтобы росомахи не приблизились к мясу, и пошли обратно к лагерю... «Своя ноша не тянет...» говорят обычно в таких случаях. Но люди были просто на «издыхании» когда, наконец, добрались до стана со своим тяжелым грузом...

Всего один раз мне удалось увидеть эту «нахалюгу» в сахалинской тайге, когда я на маленькой речушке с интересным названием Ясынге (она впадает в Луньский залив) ловил гольца поздней осенью. Росомаха тоже не ожидала нашей встречи, но настолько быстро и грациозно этот зверь исчез в лесу, что я даже не успел выстрелить из ружья...

Пришла пора обсудить результаты сегодняшней охоты и планы на будущее. Разумеется, охота получилась очень успешной, это самое Главное! Бывалые охотники не забыли напомнить про первые выстрелы самых нетерпеливых, ведь, могло получиться так, что весь табун мог изменить направление своего движения из-за неожиданной опасности. Хорошо, что так красиво обошлось в этот раз... Практически все отличились и записали на свой счет достойные трофеи. Еще долго будут вспоминать в поселке все жители об этой успешной охоте. Но сейчас перед всеми стоит не мене важная задача; Как доставить быстро все мясо до поселка? Ведь весь груз придется нести на своих плечах несколько десятков км. Обсуждение затянулось надолго. Кто-то предлагал выделить самых быстроногих и отправить их в поселок без всякой ноши, кто-то настаивал загрузиться максимально всем мясом и двинуться вместе с трофеями одновременно. В результате жарких споров (хорошо, что не было «огненной воды») было принято одно единственно правильное решение. Утром 4-5 самым сильным охотникам вернуться за оставленными «подранками», если не принести вовремя это мясо - оно непременно пропадет очень скоро. А ведь там оставлено более 1.5 туши диетического мяса. Росомах не удержат оставленные патроны на добыче: «Голод не тетка...» Одновременно «отрядить» с утра самых быстроногих с минимальным количеством мяса в сторону поселка и вернуться с помощниками. Ведь, рядом лежит «гора» мяса, которое к счастью не может испортиться при отрицательной температуре. Кому-то из самых «слабосильных» охотников непременно нужно остаться в лагере и дождаться тех, кто вернется с мясом подранков... На том и порешили...

Еще долго некоторые молодые охотники сидели у жаркого костра, жарили мясо на огне и обсуждали все нюансы сегодняшней замечательной охоты. Наконец, усталость от такого напряженного и успешного дня взяла свое, двое из них остались у костра, добавив в него несколько лиственничных чурбаков. На снег неподалеку от жаркого костра накидали несколько охапок из мелких веток и лапника, ни них постелили по оленьей шкуре. Хотя небо вызвездило, и усилился мороз, ночевка для дежурных предстояла более комфортной, чем в предыдущие дни. Остальные охотники после сытного и обильного ужина уже давно давали «храпака» во всю силу своих легких. Костра хватило всего на пару часов, один из дежурных вновь оживил огонь и быстро спрятался от мороза под шкурой. Наконец, «зарозовел» долгожданный рассвет на востоке, пора было ставить котелки с мясом и чаем на огонь. Постепенно вся группа расположилась вокруг костра, кто-то наслаждался вкусными ребрышками, запивая мясо обжигающим бульоном, кто-то не поленился заняться добыванием костного мозга из крупных трубчатых костей. Уман - сырой (замороженный) костный мозг из трубчатых костей ног оленя, являлся для большинства северных народностей одним из самых вкусных деликатесов. Как известно, это кушанье было самым желанным после успешной охоты на копытных.

Но самые опытные и умудренные опытом таежники хорошо знали, что перед дальней и тяжелой дорогой необходимо запастись жиром, и желудок будет не тяжелым и калорий хватит на всю дорогу. Поэтому двое из них занялись приготовлением «сулюкты» - традиционное кушанье северных народов из кишков дикого или домашнего оленя. Для приготовления этого кушанья берется несколько «метров» очищенных от содержимого кишок. Кишки нарезаются на доли по 10-15 см, затем каждая часть выворачивается наружу и тщательно промывается в воде, желательно в теплой. На огонь ставится котелок с водой, добавляют щепотку соли, когда вода закипит, в котелок закладывают несколько «колбасок» этого кушанья. Несколько минут кипения, и деликатес подается к столу. «Сулюкту» нужно кушать только огненно горячей, практически это внутренний жир и очень калорийный продукт. Для неподготовленного желудка это серьезное испытание... Можно еще добавить, что после употребления этого таежного деликатеса нельзя категорически пить сырую воду - только крепкий чай. Иначе гарантирован жесточайший понос...
Наконец, все охотники плотно и сытно покушали и напились крепкого чаю. Пора было трогаться в дальнюю и трудную дорогу. С мясом оставили двух, самых опытных и надежных. Остальные максимально загрузились мясом, взяли в дорогу одну палатку и пару котелков, вот, теперь можно трогаться.

Да сулюкта - вещь!
Кто не знает - это хорошо промытые и отваренные кишки северного оленя (прошу не путать с потрохами, печеночкой, легкими и прочим). Именно кишки! Очень жирная , питательная и вкусная вещь! Главное сырую воду не пить после... Приседать устанешь! А еще мне понравился «уман». Рецепт приготовления прост. Берешь ноги оленя. Снимаешь с них камус на торбоза, а мослы бросаешь в сугроб на морозе до утра. Утром колешь обухом топора и замерзший маслоподобный костный мозг (он же - уман) мажешь на хлеб и ешь!!! Вкус офигенный!!! Детям вместо лакомства пастухи дают. И это правда...

Vlad&K из Владивостока (бывший житель Сахалина)

Первые несколько километров по заснеженной тайге группа одолела довольно быстро, несмотря на солидную поклажу у каждого на плечах. Опытные таежники делали короткую остановку через каждый км, ведь впереди им предстоял очень трудный путь. От каждого валил густой пар, некоторым из молодых охотников хотелось сбросить со своих плеч невыносимо тяжелый груз. Но каждый из них прекрасно знал, что в поселке их ждут с надеждой голодные уже давно родные и близкие. К тому же каждому из них удалось насладиться великолепным мясом и восстановить полностью свои силы. Зимний день очень короток, поэтому решили не останавливаться на дневку. Лишь однажды, во время очередного перекура возле сваленного бурей громадного дерева решили вскипятить чай и немного перекусить вареным мясом. Костер удалось сразу же запалить и поставить на огонь оба котелка со снегом. Так приятно запахло дымом и пошло тепло от огня, не хотелось никуда идти дальше и отдохнуть, как следует от тяжелой дороги. Через короткое время вода в котелке закипела, бросив туда по паре горстей измельченной чаги, нужно было подождать еще несколько минут. Наконец, обжигаясь и отрезая у самых губ острыми ножами холодную оленину, очень быстро утолили свою жажду и голод.

Прозвучала команда;
- Не останавливаться до самой темноты, идем в самом высоком темпе…

День начал угасать, солнце свалилось за высокие деревья, тени стали длиннее, начало подмораживать, но пока еще можно было различить что-то в лесу. Пару раз почти из под ног снимались рябчики, которые решили уже устроиться на ночлег. Беззаботные лесные курочки не улетали далеко и рассаживались на ближних деревьях, недоуменно разглядывая людей, которые не обращали на них никакого внимания. Когда некоторые из охотников стали спотыкаться и падать почти на каждом шагу, прозвучала долгожданная команда:
-- Ставим палатки, разводим костер и готовим ужин...

Люди сбросили опостылевшую ношу со своих натруженных плеч и принялись без раскачки заниматься обустройством лагеря. Можно было немного расслабиться сегодня и приготовиться к ночевке более основательно. Хотя впереди была морозная ночь, радовало душу каждого то, что ночевка предстоит сытная и завтра они доберутся до «жилухи», наконец. Быстро определились: Кто занимается приготовлением пищи, кто готовит необходимый запас дров на всю ночь, кто устанавливает палатку и т.д. Вскоре костер осветил уютную поляну среди вековых деревьев, которые закроют от ветра и мороза уставших смертельно людей. От костра потянуло теплом и очень вкусным запахом от булькающих котелков с бульоном. Несмотря на усиливающийся мороз, возле огня стало тепло и относительно уютно. Рядом разгорался еще один костер, жаром которого решили прогреть землю перед установкой палатки. Пока таежники суетились с установкой лагеря, выглянула луна из-за высоких елок, сразу стало гораздо светлее на поляне. Наконец, все подвинулись к жаркому огню, с другой стороны костер тоже разгорелся, как ему полагается. Можно теперь приступать к долгожданной трапезе. Каждый черпал вкуснейший бульон своей кружкой и подцеплял острым ножом кусок оленины или вкусных ребрышек их бурлящего котелка. Это был полный Кайф!

Какое-то время возле костра слышались только «чмоканья», «сопения» и другие нечленораздельные звуки изголодавшихся и смертельно уставших людей. Никто не отвлекался на посторонние вещи, все были сосредоточены на потреблении жизненно важной пищи. Постепенно пришла «сытость» в желудках и «умиротворение» в головах. Теперь можно было и «поковыряться» острой веточкой в своих «клыках», чтобы убрать кусочки мяса. Когда все насытились и приняли самые удобные позы у костра, пришло время поболтать на свободные темы. Совершенно неожиданно появилась проблема: у большинства охотников возникли трудности с обувкой. Трудная дорога по тайге почти совершенно «разула» всю группу. Ичиги не выдержали хождения пешком по тайге и требовали срочного ремонта или замены. Дальше предстоял еще один день по дремучему лесу. Только у одного из охотников были настоящие резиновые сапоги на ногах.

Поэтому вместо заслуженного отдыха практически всем пришлось заняться ремонтом своей обуви. Хорошо, что кто-то из охотников предусмотрительно взял с собой в дорогу солидный кусок оленьей шкуры, который предназначался для подстилки. Наконец, обувь была подготовлена к дальней дороге, земля под костром для теплой ночевки достаточно прогрелась - можно было со спокойной совестью укладываться на последнюю ночевку. У костра традиционно остались два костровых, которые должны были следить за поддержанием огня всю долгую зимнюю ночь. На прогретое жарким костром место набросали хвойных веток, предварительно убедившись, что под ними нет углей. Затем сверху поставили палатку, в которой сразу же стало тепло и уютно. Разумеется, жара от земли не хватит на всю долгую зимнюю ночь, но выспаться и отдохнуть каждому представится возможность...

Эта ночь была более спокойная, чем предыдущие. Во-первых, охота получилась, лучше не придумаешь, во-вторых, люди, наконец, утолили свой голод и частично восстановили свои силы. К тому же, сегодня мороз был не таким сильным. Да и хорошо прогретая земля замечательно отдавала тепло. Только «костровым» время от времени приходилось добавлять иногда в прогорающий костер дровишек.
На сытый желудок даже самая длинная зимняя ночь не страшна...

У костровых был неоспоримое преимущество: во-первых, хорошо прогретое место для ночевки, во-вторых возможность при желании хлебнуть из котелков, оставленных неподалеку от огня вкусного бульона от мясной похлебки или крепкого чаю. По любому им приходилось периодически подниматься со своей постели и подбрасывать в ненасытный костер дров. Даже самая длинная ночь когда-нибудь должна заканчиваться. На востоке начало светлеть, поэтому костровым нужно наполнить котелки снегом, чтобы приготовить мясную похлебку с мясом и крепкий чай. В палатке тоже зашевелились охотники, все хорошо отдохнули и выспались, впереди им предстоял не простой путь с тяжелой ношей. Времени терять не стали, утренние процедуры, сытный завтрак с обильным чаем, довершили подготовку к выходу... Охотникам предстояло одолеть не менее 20 км по тайге.

Были сборы недолги...
Лишь легкий дымок от прогоревшего костра напоминал о ночевке. Старались идти «след в след», чтобы сохранить силы. В одном из распадков неожиданно передовики заметили малочисленный табунок диких оленей. Ни у одного из охотников не было даже никакого охотничьего азарта, чтобы сбросить тяжелый груз со своих натруженных плеч и попытаться добыть хоть одного «крупнорогатого»... Незаметно группа одолела несколько непростых километров, пора было устраиваться на остановку. Вот и удобное место: сваленная ветром лиственница на берегу не большего звенящего ручейка... Быстро организовали костер, поставили котелки на огонь. Неожиданно кто-то увидел впереди за деревьями несколько людей, которые быстро приближались к охотникам. Это были односельчане из поселка, в этом не было никаких сомнений...

Встреча была очень «жаркой»...
Объятия, расспросы о охоте и положению дел в поселке, тут и похлебка поспела вовремя. Односельчане с большим интересом и вниманием слушали рассказ охотников, восхищались их успехами и между делом управлялись с мясом и бульоном. Когда все насытились, было принято решение отправить вновь прибывших с проводником за мясом. Остальным как можно быстрее двигаться в поселок, где все жители ждали их с нетерпением и надеждой. Эта история завершилась вполне благополучно: с голодом в поселке Вал, который переводится как «Удача» удалось справиться благодаря удаче и настойчивости охотников. Чуть позже стал лед в заливе Чайво, и появилась возможность зимней рыбалки на навагу и корюшку. Кроме этого можно было охотиться на нерпу...

Жизнь продолжается...
Правда, на местном кладбище в эту зиму появилось еще несколько десятков свежих могил...


Версия для печати ---> Версия для печати


Aborigen

Aborigen

Страна: Россия / Германия
Город: Планета Земля
Рыба: Лосось, форель, хариус, корюшка, крабы, креветки. Salmon, trout, a smelt, crabs, shrimps
моя анкета
17.11.2015 15:41

1.
Стало совсем темно, у костра осталась только молодежь, не «нюхавшая еще пороха». Долго еще сидели охотники у огня, каждый думал о своем…Кто-то о своих родных, которые остались голодными в поселке, надеясь на ушедших далеко в тайгу охотников. Кто-то вспоминал свои охоты (удачные и не очень), ведь, таежники начинают охотиться часто очень рано, обычно в составе более опытных напарников. Все надеялись на предстоящий успех…

Пора было устраиваться на ночлег…
У костра остался кто-то, кому выпало первому поддерживать огонь. Вскоре из палаток разнесся разноголосый храп полуголодных и смертельно уставших людей. Окончательно разогнало все облака на небе, и появилась луна, которая залила всю тайгу холодным и безжизненным светом. Бесконечная холодная ночь, наконец, закончилась… Лишь остывающие головешки от жаркого с вечера костра, напоминали о пробуждающемся утре… Самый первый из проснувшихся быстро «оживил» огонь и поставил пару котелков со снегом на враз оживший костер… Остальные тоже зашевелились в предвкушении тепла от костра и горячего чая...




Крупный олень-самец стоял, низко опустив ветвистые стройные рога. Перед ним носился Кенграй. Собака пыталась наскочить сбоку, но хор вовремя наставлял рога. Несколько раз сам бросался на пса, пытаясь поддеть его рогами. Но Кенграй успевал вывернуться.

Пларгун залюбовался оленем. Сразу видно, что дикий олень отличается от домашнего. Домашний более приземист, очертания его спокойные, нрав вялый. А этот высок, стройные сухие ноги "в чулках" ровной белизны, холка взбугренная, и на ней зверовато дыбится серая шерсть. Могучая грудь. Голова изящная. Рога удивительно симметричные, пышные. Нрав крутой. А шерсть будто причесанная. Могучий красавец отвлек врага на себя, дав возможность уйти самкам. Услышав хозяина, Кенграй с новой яростью бросился на хора. Олень сдвинул сухие ноги, пружинисто оттолкнулся и скакнул навстречу. Пларгун вскинул ружье. Надо ударить чуть ниже передней лопатки. Олень мотнул головой, и тут же раздался выстрел. Хор вздрогнул, но не упал -- пошел прямо. Кенграй отпрыгнул в сторону, чтобы не попасть под острые, как топор, копыта. Пларгун полез в карман, но не нащупал патронов. Полез в другой -- тоже пусто. Отчаянью его не было предела, он вспомнил, что, зарядив ружье пулевым патроном, забыл прихватить еще. А олень уже уходил.

-- Ту! Ту! -- прокричал Пларгун, натравливая пса, и сам пустился следом.

Кенграй легко нагнал хора и, не останавливаясь, прыгнул сбоку, схватив за шею. Даже его могучие клыки не смогли удержаться на горле хора, защищенного густой длинной шерстью -- "бородой". Олень повернул в сторону -- по спине текла кровь. Высоковато ударил. Кенграй кашлянул совсем по-человечьи, тряхнул головой, чтобы освободить пасть от набившейся шерсти. И тут же вцепился оленю в бок и так рванул, что ослабевший от ран хор споткнулся и упал, неловко подвернув переднюю ногу. Озверевший Кенграй вскочил на холку оленю, зажал в смертельные тиски шею, придавил голову к земле. Охотник мигом оказался рядом, выхватил нож и, глубоко всадив в нижнюю часть шеи, перерезал горло. Кровь фонтаном брызнула во все стороны. Пларгун стоял над своей жертвой в исступлении, будто хор был повинен в том, что Пларгун боится тайги, как беззащитный ребенок... А кровь лилась. Кровью испачканы руки, одежда, лицо. В крови собака. В крови -- трава и кусты... В.САНГИ САХАЛИН




Великолепная погода утром встретила проснувшихся охотников, даже она предвещала большую Удачу. Охотники быстро попили пустого чаю, еще раз внимательно проверили свое оружие и боезапас. Настала пора выдвигаться на охоту. Как договаривались, все охотники расположились полукольцом, чтобы охватить всю долину. В центре остались самые опытные таежники. Очень осторожно все одновременно двинулись вперед. Буран практически скрыл все следы табуна. Легкий встречный ветер предвещал Удачу. Охотники «держали» полукруг в пределах визуальной видимости друг с другом…

Вдруг, один из самых опытных охотников поднял руку и этим знаком остановил всю группу. Все напряженно сжали свои ружья и приготовились… Вот это да… Впереди прямо на них не спеша двигались несколько оленей. Звери пока еще не замечали смертельной опасности, наверняка, это были «передовики» табуна. Если они заметят людей, то весь табун мгновенно сорвется и уйдет в сторону… Все замерли на мгновенье, по знаку одного из охотников (об этом договорились заранее…) двое охотников из полу подковы очень осторожно разошлись в стороны, чтобы пропустить табун.

Мой личный опыт охоты на оленей базировался на знании особенностей психологии этих осторожных парнокопытных. Тундровый олень - менее осторожный из-за того, что находится в составе табуна и чутко реагирует на команды вожака при появлении опасности. Олень, который постоянно живет и кормится в тайге, всегда насторожен и готов при любой неожиданности рвануть с места и умчаться в тайгу. Мне приходилось наблюдать неоднократно за этими осторожными животными на воле. Там, где их никто не беспокоит, олени спокойно реагируют на шум снегохода или машины и остаются на месте. Даже под «карканье» пролетающего ворона мне как-то в начале зимы удалось приблизиться к зверям достаточно близко. Тогда я взял из «вертикалки» 16 кл сразу несколько трофеев, успев выстрелить 4 раза, которые все попали в цель…
Линк на страницу (откроется в новом окне)

Олени медленно приближались к охотникам, иногда кто-то из зверей останавливался на короткое время и «копытил», чтобы добраться до ягеля. Напряжение нарастало, несколько десятков голов уже попало практически в западню. В этот момент у кого-то из охотников просто не выдержали нервы. Неожиданно прозвучало два выстрела и пара «рогачей» легла на девственно белый снег. Что тут началось… Весь табун устремился вперед навстречу опасности. Десятки, а может быть и сотни голов подняли целое облако снега над собой… Почти одновременно загремели выстрелы со всех сторон по пробегающим мимо оленям.




Канонада закончилась очень быстро, напуганные олени на махах уходили от смертельной опасности. Люди оказались в этот раз хитрее и опытнее, чем осторожные вожаки тысячного табуна... Теперь можно было подсчитать трофеи. Небывалый успех был выстрадан в этой непростой охоте и был наградой охотникам . На снегу беспорядочно лежали десять великолепных трофеев… Кроме этого, судя по оставленным следам, вместе с табуном ушло минимум 2-3 подранка.... Некоторые из охотников сразу же приступили к снятию шкур и разделке трофеев. Закипела работа, кто-то занялся разведением костра, ведь впереди предстоял великолепный обед из диетического мяса. Вскоре в котелках «забулькал» кипяток с нежными ребрышками и требухой. Кто-то между делом успевал наслаждаться деликатесами: языками, почками, сердцем и т.д. Таежники просто отрезали своими острыми ножами кусочки свежей печенки или мяса прямо возле своих губ. Некоторые пили еще горячую кровь, они хорошо знали, что этот «напиток» прекрасно прогоняет усталость и восстанавливает силы…

«Время, когда бьют оленя, составляет в семействе остяка праздник и возбуждает особенное удовольствие во всех членах. Тут, в самом деле, открывается кровавое пиршество. Вокруг оленя, заколотого так, что вся кровь его остается в его внутренности, ободранного и вскрытого, толпится все семейство, старый и малый; с ножами в руках, все с жадностью вырезают и едят теплое мясо, обмакивая обыкновенно в дымящуюся кровь или запивая его. Нужно притом удивляться, с каким непостижимым искусством они отрезают ножом около самого своего рта вверх к носу куски мяса, захваченного зубами; и так быстро и ловко, что со стороны кажется, что непременно заденет за нос. Мясо глотают они кусками, почти не пережевывая, и трудно представить себе, сколько каждый из них может съесть его. Можно подумать, что люди так быстро едят из-за жадности. Но дело тут не совсем в ней. Если употреблять оленину в пищу сырой, то ее действительно необходимо есть тотчас же - "парной". Выражение "парное мясо", принятое в русском языке, в данном случае очень уместно, так как означает, что от мяса идет пар, настолько оно еще теплое и свежее. В этот момент оно имеет совершенно особую нежную консистенцию и вкус, обладает многими полезными свойствами. Все народы Севера знают, что мясо и еще теплая кровь только что забитого оленя не только быстро насыщают, но и возвращают силы после болезни, длительных голодовок и усталости. Коми-зыряне убеждены, что свежая кровь может исцелить даже больного туберкулезом человека. Ее пьют большими глотками, обмакивают в нее кусочки мяса и ливера - печени и почек. Оленеводы - ханты, ненцы, эвенки - порой пили горячую кровь прямо из шейной вены оленя или смешивали кровь с оленьим молоком… Остывая, оленина теряет нежную консистенцию и вкус почти мгновенно. Вот почему вокруг туши собираются дети и взрослые, сразу и разделывают, и поедают мясо. Ханты и манси сырыми съедают в первую очередь ломтики мяса с ляжек, печень, легкие и почки, сердце, глаза и даже ушные железы оленя, обмакивая их в свежую кровь…»

Линк на страницу (откроется в новом окне)

Аборигены очень быстро и ловко управились с разделкой туш, вскоре возле костра на разложенных шкурах высилась солидная куча мяса. Все были очень довольны и счастливы. Голодный период закончился, теперь стояла задача; Как доставить все это богатство в поселок? Однако про Это не хотелось пока думать... Некоторые охотники стали доставать свои сокровенные запасы: кто-то для приготовления настоящего таежного супа аккуратно достал горсть риса, кто-то достал головку лука, у кого-то нашлось немного приправы и щепотка соли, самые запасливые не пожалели выделить для общего стола самых последних сухарей. Это был настоящий Праздник "живота"... Вскоре таежный суп поспел, можно было приступить к трапезе... Когда голод был утолен, и все напились горячего чаю, трое самых сильных охотников молча и без лишних разговоров встали, взяли с собой по куску мяса в дорогу и пошли по следу ушедшего табуна за подранками. Остальные начали готовиться к предстоящему ночлегу, заготовили дров, установили на новом месте палатки, эта ночь обещала быть более радостной и сытной, чем все предыдущие. Среди охотников царило небывалое радостное возбуждение, ведь им пришлось вытерпеть столько трудностей и постоянного голода, чтобы добиться такого замечательного результата как сегодня. Все забыли о лишениях, которые пришлись на их долю в течении нелегкого похода... Самые опытные степенно рассуждали о результатах успешной охоты, сидя у жаркого костра и дымя своими трубками. Именно выдержка и трезвый расчет позволил добиться всем такого успеха....




Начало смеркаться, стало значительно холоднее, все с тревогой стали поглядывать вслед ушедшим охотникам, ведь они даже не взяли с собой палатку... Когда окончательно стемнело и на небе показалась робкая луна на горизонте, появились охотники, тяжело нагруженные мясом. Нужно было первым делом напоить чаем прибывших, затем предложить по чашке горячего бульона с кусочками мяса. Когда охотники немного отдохнули и пришли в "себя" от трудной дороги, начались расспросы. Оказалось, что первого подранка следопыты нашли довольно быстро. Крупный бык смог пройти всего пару км по следу табуна, он был еще живой, когда его догнали преследователи, им даже не пришлось стрелять. Охотники "освежевали" тушу, накрыли ее от ворон и других лесных ворюг шкурой и пошли дальше по следу. Через несколько км олени немного успокоились, начали разбредаться по тундре и "копытить" в поисках корма. Обычно, если по оленям не стреляли, они успокаиваются довольно быстро. В то же время, при подобных стрессах со стороны охотников, табун может без остановки пройти не один десяток километров, уходя от реальной опасности. Очевидно, в данном случае олени в первый раз встречались с такой "нелюбезностью" со стороны Человека. Поэтому охотники догнали "парнокопытных" довольно быстро. Сторожевики, однако, заметили предстоящую опасность раньше охотников... Это было грандиозное зрелище: вполне организованно и без всякой паники весь табун начал уходить от преследователей, бесполезно было его преследовать теперь. Наверняка вожаки уведут оленей в более безопасное место... Только на месте, где еще недавно находился табун, остался серый комочек, это был второй подранок... Охотники быстро "освежевали" добычу, взяли с собой по задней "лытке" от туши, вокруг оставили несколько использованных гильз, чтобы росомахи не приблизились к мясу, и пошли обратно к лагерю... "Своя ноша не тянет..." говорят обычно в таких случаях. Но люди были просто на "издыхании" когда, наконец, добрались до стана со своим тяжелым грузом...




Это самый наглый и бессовестный лесной "ворюга" - росомаха..
Всего один раз мне удалось увидеть эту "нахалюгу" в сахалинской тайге, когда я на маленькой речушке с интересным названием Ясынге (она впадает в Луньский залив) ловил гольца поздней осенью. Росомаха тоже не ожидала нашей встречи, но настолько быстро и грациозно этот зверь исчез в лесу, что я даже не успел выстрелить из ружья...

Пришла пора обсудить результаты сегодняшней охоты и планы на будущее. Разумеется, охота получилась очень успешной, это самое Главное! Бывалые охотники не забыли напомнить про первые выстрелы самых нетерпеливых, ведь, могло получиться так, что весь табун мог изменить направление своего движения из-за неожиданной опасности. Хорошо, что так красиво обошлось в этот раз... Практически все отличились и записали на свой счет достойные трофеи. Еще долго будут вспоминать в поселке все жители об этой успешной охоте. Но сейчас перед всеми стоит не мене важная задача; Как доставить быстро все мясо до поселка? Ведь весь груз придется нести на своих плечах несколько десятков км. Обсуждение затянулось надолго. Кто-то предлагал выделить самых быстроногих и отправить их в поселок без всякой ноши, кто-то настаивал загрузиться максимально всем мясом и двинуться вместе с трофеями одновременно. В результате жарких споров (хорошо, что не было "огненной воды") было принято одно единственно правильное решение. Утром 4-5 самым сильным охотникам вернуться за оставленными "подранками", если не принести вовремя это мясо - оно непременно пропадет очень скоро. А ведь там оставлено более 1.5 туши диетического мяса. Росомах не удержат оставленные патроны на добыче: "Голод не тетка..." Одновременно "отрядить" с утра самых быстроногих с минимальным количеством мяса в сторону поселка и вернуться с помощниками. Ведь, рядом лежит "гора" мяса, которое к счастью не может испортиться при отрицательной температуре. Кому-то из самых "слабосильных" охотников непременно нужно остаться в лагере и дождаться тех, кто вернется с мясом подранков... На том и порешили...




Еще долго некоторые молодые охотники сидели у жаркого костра, жарили мясо на огне и обсуждали все нюансы сегодняшней замечательной охоты. Наконец, усталость от такого напряженного и успешного дня взяла свое, двое из них остались у костра, добавив в него несколько лиственничных чурбаков. На снег неподалеку от жаркого костра накидали несколько охапок из мелких веток и лапника, ни них постелили по оленьей шкуре. Хотя небо вызвездило, и усилился мороз, ночевка для дежурных предстояла более комфортной, чем в предыдущие дни. Остальные охотники после сытного и обильного ужина уже давно давали «храпака» во всю силу своих легких. Костра хватило всего на пару часов, один из дежурных вновь оживил огонь и быстро спрятался от мороза под шкурой. Наконец, «зарозовел» долгожданный рассвет на востоке, пора было ставить котелки с мясом и чаем на огонь. Постепенно вся группа расположилась вокруг костра, кто-то наслаждался вкусными ребрышками, запивая мясо обжигающим бульоном, кто-то не поленился заняться добыванием костного мозга из крупных трубчатых костей. Уман - сырой (замороженный) костный мозг из трубчатых костей ног оленя, являлся для большинства северных народностей одним из самых вкусных деликатесов. Как известно, это кушанье было самым желанным после успешной охоты на копытных.

Но самые опытные и умудренные опытом таежники хорошо знали, что перед дальней и тяжелой дорогой необходимо запастись жиром, и желудок будет не тяжелым и калорий хватит на всю дорогу. Поэтому двое из них занялись приготовлением "сулюкты" - традиционное кушанье северных народов из кишков дикого или домашнего оленя. Для приготовления этого кушанья берется несколько "метров" очищенных от содержимого кишок. Кишки нарезаются на доли по 10-15 см, затем каждая часть выворачивается наружу и тщательно промывается в воде, желательно в теплой. На огонь ставится котелок с водой, добавляют щепотку соли, когда вода закипит, в котелок закладывают несколько "колбасок" этого кушанья. Несколько минут кипения, и деликатес подается к столу. "Сулюкту" нужно кушать только огненно горячей, практически это внутренний жир и очень калорийный продукт. Для неподготовленного желудка это серьезное испытание... Можно еще добавить, что после употребления этого таежного деликатеса нельзя категорически пить сырую воду - только крепкий чай. Иначе гарантирован жесточайший понос...

Наконец, все охотники плотно и сытно покушали и напились крепкого чаю. Пора было трогаться в дальнюю и трудную дорогу. С мясом оставили двух, самых опытных и надежных. Остальные максимально загрузились мясом, взяли в дорогу одну палатку и пару котелков, вот, теперь можно трогаться.


:holod:

----------
<i>Last edit by: aborigen at 20.01.2016 18:28:23</i>

Aborigen

Aborigen

Страна: Россия / Германия
Город: Планета Земля
Рыба: Лосось, форель, хариус, корюшка, крабы, креветки. Salmon, trout, a smelt, crabs, shrimps
моя анкета
11.12.2015 18:03

2.
Да сулюкта - вещь!
Кто не знает - это хорошо промытые и отваренные кишки северного оленя (прошу не путать с потрохами, печеночкой, легкими и прочим). Именно кишки! Очень жирная , питательная и вкусная вещь! Главное сырую воду не пить после... Приседать устанешь!

А еще мне понравился «уман». Рецепт приготовления прост. Берешь ноги оленя. Снимаешь с них камус на торбоза, а мослы бросаешь в сугроб на морозе до утра. Утром колешь обухом топора и замерзший маслоподобный костный мозг (он же - уман) мажешь на хлеб и ешь!!! Вкус офигенный!!! Детям вместо лакомства пастухи дают. И это правда...


Vlad&K из Владивостока (бывший житель Сахалина) Линк на страницу (откроется в новом окне)




Первые несколько километров по заснеженной тайге группа одолела довольно быстро, несмотря на солидную поклажу у каждого на плечах. Опытные таежники делали короткую остановку через каждый км, ведь впереди им предстоял очень трудный путь. От каждого валил густой пар, некоторым из молодых охотников хотелось сбросить со своих плеч невыносимо тяжелый груз. Но каждый из них прекрасно знал, что в поселке их ждут с надеждой голодные уже давно родные и близкие. К тому же каждому из них удалось насладиться великолепным мясом и восстановить полностью свои силы. Зимний день очень короток, поэтому решили не останавливаться на дневку. Лишь однажды, во время очередного перекура возле сваленного бурей громадного дерева решили вскипятить чай и немного перекусить вареным мясом. Костер удалось сразу же запалить и поставить на огонь оба котелка со снегом. Так приятно запахло дымом и пошло тепло от огня, не хотелось никуда идти дальше и отдохнуть, как следует от тяжелой дороги. Через короткое время вода в котелке закипела, бросив туда по паре горстей измельченной чаги, нужно было подождать еще несколько минут. Наконец, обжигаясь и отрезая у самых губ острыми ножами холодную оленину, очень быстро утолили свою жажду и голод.




Прозвучала команда;

- Не останавливаться до самой темноты, идем в самом высоком темпе…




День начал угасать, солнце свалилось за высокие деревья, тени стали длиннее, начало подмораживать, но пока еще можно было различить что-то в лесу. Пару раз почти из под ног снимались рябчики, которые решили уже устроиться на ночлег. Беззаботные лесные курочки не улетали далеко и рассаживались на ближних деревьях, недоуменно разглядывая людей, которые не обращали на них никакого внимания. Когда некоторые из охотников стали спотыкаться и падать почти на каждом шагу, прозвучала долгожданная команда:

-- Ставим палатки, разводим костер и готовим ужин...




Люди сбросили опостылевшую ношу со своих натруженных плеч и принялись без раскачки заниматься обустройством лагеря. Можно было немного расслабиться сегодня и приготовиться к ночевке более основательно. Хотя впереди была морозная ночь, радовало душу каждого то, что ночевка предстоит сытная и завтра они доберутся до "жилухи", наконец. Быстро определились: Кто занимается приготовлением пищи, кто готовит необходимый запас дров на всю ночь, кто устанавливает палатку и т.д. Вскоре костер осветил уютную поляну среди вековых деревьев, которые закроют от ветра и мороза уставших смертельно людей. От костра потянуло теплом и очень вкусным запахом от булькающих котелков с бульоном. Несмотря на усиливающийся мороз, возле огня стало тепло и относительно уютно. Рядом разгорался еще один костер, жаром которого решили прогреть землю перед установкой палатки. Пока таежники суетились с установкой лагеря, выглянула луна из-за высоких елок, сразу стало гораздо светлее на поляне. Наконец, все подвинулись к жаркому огню, с другой стороны костер тоже разгорелся, как ему полагается. Можно теперь приступать к долгожданной трапезе. Каждый черпал вкуснейший бульон своей кружкой и подцеплял острым ножом кусок оленины или вкусных ребрышек их бурлящего котелка. Это был полный Кайф!




Какое-то время возле костра слышались только «чмоканья», «сопения» и другие нечленораздельные звуки изголодавшихся и смертельно уставших людей. Никто не отвлекался на посторонние вещи, все были сосредоточены на потреблении жизненно важной пищи. Постепенно пришла «сытость» в желудках и «умиротворение» в головах. Теперь можно было и «поковыряться» острой веточкой в своих «клыках», чтобы убрать кусочки мяса. Когда все насытились и приняли самые удобные позы у костра, пришло время поболтать на свободные темы. Совершенно неожиданно появилась проблема: у большинства охотников возникли трудности с обувкой. Трудная дорога по тайге почти совершенно «разула» всю группу. Ичиги не выдержали хождения пешком по тайге и требовали срочного ремонта или замены. Дальше предстоял еще один день по дремучему лесу. Только у одного из охотников были настоящие резиновые сапоги на ногах.





Поэтому вместо заслуженного отдыха практически всем пришлось заняться ремонтом своей обуви. Хорошо, что кто-то из охотников предусмотрительно взял с собой в дорогу солидный кусок оленьей шкуры, который предназначался для подстилки. Наконец, обувь была подготовлена к дальней дороге, земля под костром для теплой ночевки достаточно прогрелась - можно было со спокойной совестью укладываться на последнюю ночевку. У костра традиционно остались два костровых, которые должны были следить за поддержанием огня всю долгую зимнюю ночь. На прогретое жарким костром место набросали хвойных веток, предварительно убедившись, что под ними нет углей. Затем сверху поставили палатку, в которой сразу же стало тепло и уютно. Разумеется, жара от земли не хватит на всю долгую зимнюю ночь, но выспаться и отдохнуть каждому представится возможность...

Эта ночь была более спокойная, чем предыдущие. Во-первых, охота получилась, лучше не придумаешь, во-вторых, люди, наконец, утолили свой голод и частично восстановили свои силы. К тому же, сегодня мороз был не таким сильным. Да и хорошо прогретая земля замечательно отдавала тепло. Только «костровым» время от времени приходилось добавлять иногда в прогорающий костер дровишек.



----------
<i>Last edit by: aborigen at 10.01.2016 12:57:35</i>

Aborigen

Aborigen

Страна: Россия / Германия
Город: Планета Земля
Рыба: Лосось, форель, хариус, корюшка, крабы, креветки. Salmon, trout, a smelt, crabs, shrimps
моя анкета
20.01.2016 17:41

3.
@Aborigen
Эта ночь была более спокойная, чем предыдущие. Во-первых, охота получилась, лучше не придумаешь, во-вторых, люди, наконец, утолили свой голод и частично восстановили свои силы.

На сытый желудок даже самая длинная зимняя ночь не страшна...
У костровых был неоспоримое преимущество: во-первых, хорошо прогретое место для ночевки, во-вторых возможность при желании хлебнуть из котелков, оставленных неподалеку от огня вкусного бульона от мясной похлебки или крепкого чаю. По любому им приходилось периодически подниматься со своей постели и подбрасывать в ненасытный костер дров. Даже самая длинная ночь когда-нибудь должна заканчиваться. На востоке начало светлеть, поэтому костровым нужно наполнить котелки снегом, чтобы приготовить мясную похлебку с мясом и крепкий чай. В палатке тоже зашевелились охотники, все хорошо отдохнули и выспались, впереди им предстоял не простой путь с тяжелой ношей. Времени терять не стали, утренние процедуры, сытный завтрак с обильным чаем, довершили подготовку к выходу... Охотникам предстояло одолеть не менее 20 км по тайге.

Были сборы недолги...
Лишь легкий дымок от прогоревшего костра напоминал о ночевке. Старались идти "след в след", чтобы сохранить силы. В одном из распадков неожиданно передовики заметили малочисленный табунок диких оленей. Ни у одного из охотников не было даже никакого охотничьего азарта, чтобы сбросить тяжелый груз со своих натруженных плеч и попытаться добыть хоть одного "крупнорогатого"... Незаметно группа одолела несколько непростых километров, пора было устраиваться на остановку. Вот и удобное место: сваленная ветром лиственница на берегу не большего звенящего ручейка... Быстро организовали костер, поставили котелки на огонь. Неожиданно кто-то увидел впереди за деревьями несколько людей, которые быстро приближались к охотникам. Это были односельчане из поселка, в этом не было никаких сомнений...

Встреча была очень "жаркой"...
Объятия, расспросы о охоте и положению дел в поселке, тут и похлебка поспела вовремя. Односельчане с большим интересом и вниманием слушали рассказ охотников, восхищались их успехами и между делом управлялись с мясом и бульоном. Когда все насытились, было принято решение отправить вновь прибывших с проводником за мясом. Остальным как можно быстрее двигаться в поселок, где все жители ждали их с нетерпением и надеждой. Эта история завершилась вполне благополучно: с голодом в поселке Вал, который переводится как "Удача" удалось справиться благодаря удаче и настойчивости охотников. Чуть позже стал лед в заливе Чайво, и появилась возможность зимней рыбалки на навагу и корюшку. Кроме этого можно было охотиться на нерпу...

Жизнь продолжается...

Правда, на местном кладбище в эту зиму появилось еще несколько десятков свежих могил...


----------
<i>Last edit by: aborigen at 20.01.2016 20:06:19</i>

Aborigen

Aborigen

Страна: Россия / Германия
Город: Планета Земля
Рыба: Лосось, форель, хариус, корюшка, крабы, креветки. Salmon, trout, a smelt, crabs, shrimps
моя анкета
21.02.2016 19:43

4.
@Aborigen
Жизнь продолжается...

Это была «королевская Охота»...



Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Работает на Textus ------ RSS сайта
Любая перепечатка или использование материалов только с предварительным, письменным разрешением, указанием автора, адреса и линка на сайт в видимом месте страницы с материалом.
Все права принадлежат авторам, странице aborigen.rybolov.de и будут защищены по закону.


Рыбалка - рыболовные снасти - Экскурсии по Берлину - Купить квартиру в Германии
- Дюссельдорф достопримечательности - Кёльн достопримечательности




??? ? ??????? ???????@Mail.ru Sakhalin Online Экстремальный портал VVV.RU